Русскіе классики XVIII – нач. XX вв. въ старой орѳографіи
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Литературное наслѣдіе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе писатели

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
Ж | З | И | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ч | Ш | Я | N

Основные авторы

А. С. Пушкинъ († 1837 г.)
-
М. Ю. Лермонтовъ († 1841 г.)
-
Н. В. Гоголь († 1852 г.)
-
И. А. Крыловъ († 1844 г.)

Раздѣлы сайта

Духовная поэзія
-
Русская идея
-
Дѣтское чтеніе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 23 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

БІОГРАФІИ

В. А. Жуковскій († 1852 г.)

Русские поэты за сто летъ (с пушкинской эпохи до наших дней) в портретах, биографиях и образцах. Сборник лучших лирических произведений русской поэзии (с 119 портретами). Составил А. Сальников. СПб., 1901Василій Андреевичъ Жуковскій, сынъ богатаго помѣщика Аѳанасія Ивановича Бунина, родился 29-го января 1783 г., въ селѣ Мишенскомъ, Тульской губерніи, въ трехъ верстахъ отъ Бѣлева. Усыновленный своимъ крестнымъ отцомъ, мелкопомѣстнымъ дворяниномъ Андреемъ Григорьевичемъ Жуковскимъ, другомъ семьи Буниныхъ, онъ получилъ отъ него свое отчество и фамилію. Мать Жуковскаго, турчанка Сальха, попалась въ плѣнъ къ русскимъ при взятіи Бендеръ и была подарена Бунину его крестьянами, служившими въ качествѣ маркитантовъ въ арміи Румянцева. При крещеніи она была названа Елизаветой Дементьевной. Незадолго до роженія будущаго поэта семью Буниныхъ постигло большое горе: изъ одиннадцати человѣкъ дѣтей, въ самый короткій промежутовъ времени, умерло шестеро, и въ числѣ ихъ единственный сынъ, бывшій студентомъ лейпцигскаго университета. Въ память о немъ Марья Григорьевна Бунина, женщина набожная и добрая, приняла къ себѣ маленьнаго Жуковскаго и воспитала его какъ родного сына. Первоначальное ученье мальчика шло довольно плохо: отданный 11-ти лѣтъ въ тульское народное училище, онъ былъ исключенъ оттуда «за неспособность». Живя въ домѣ своей крестной матери, В. А. Юшковой, одной изъ дочерей Бунина, большой любительницы литературы и музыки, Жуковскій былъ окруженъ исключительно женскимъ обществомъ, чтó, конечно, не могло не отразиться на развитіи природной мягкости его характера. Подъ вліяніемъ слышанныхъ разговоровъ во время литературныхъ бесѣдъ, которыя устраивала у себя Юшкова и на которыхъ собирался весь цвѣтъ тульской интеллигеннціи, у Жуковскаго явилась мысль самому сочинить чтó-нибудь: и вотъ, онъ написалъ трагедію, подъ названіемъ «Камиллъ, или освобожденный Римъ». Пьеса была разыграна при участіи самого автора, исполнявшаго роль героя. Всѣ артисты, преимущественно дѣвочки, наряженныя въ одежды римскихъ консуловъ и сенаторовъ, были награждены громкими аплодисментами невзыскательной публики. Ободренный успѣхомъ, молодой авторъ принялся за новую трагедію «Павелъ и Виргинія», которая, впрочемъ, потерпѣла неудачу.

Въ 1797 г. М. Г. Бунина отвезла Жуковскаго въ Москву и опредѣлила въ университетскій благородный пансіонъ, гдѣ въ числѣ товарищей его были братья Андрей и Александръ Тургеневы, Блудовъ, Дашковъ, Уваровъ, князь Вяземскій, Воейковъ и многіе другіе, имена которыхъ получили впослѣдствіи громкую извѣстность. На второй годъ пребыванія своего въ пансіонѣ Жуковскій основалъ между воспитанниками литературное общество — «Собраніе», въ которомъ состоялъ предсѣдателемъ. Первымъ, появившимся въ свѣтъ, произведеніемъ Жуковскаго, напечатаннымъ въ журналѣ «Пріятное и полезное препровожденіе времени», была статья въ прозѣ «Мысли при гробѣ» (1797 г.), написанная подъ впечатлѣніемъ извѣстія о смерти В. А. Юшковой. «Живо почувствовалъ я — говоритъ 14-лѣтній авторъ — ничтожность всего подлуннаго; вселенная представилась мнѣ гробомъ... Смерть, лютая смерть! когда утомится рука твоя, когда притупится лезвіе страшной косы твоей?..» Съ 1797 по 1801 г., въ періодъ четырехлѣтней пансіонской жизни, Жуковскимъ были напечатаны стихотворенія: «Майское утро», «Добродѣтель», «Миръ», «Къ Тибуллу», «Къ человѣку» и нѣкоторыя другія. Всѣ они проникнуты крайне меланхолическимъ настроеніемъ поэта, отдавшаго дань литературнымъ вкусамъ своего времени.

Окончивъ курсъ въ пансіонѣ, Жуковскій опредѣлился въ московскую Контору соляныхъ дѣлъ, но черезъ годъ бросилъ службу и переѣхалъ на житье въ Мишенское — съ цѣлью продолжать тамъ свое самообразованіе. Здѣсь имъ была переведена или, вѣрнѣе, передѣлана извѣстная элегія Грея — «Сельское кладбище», напечатанная въ «Вѣстникѣ Европы» и обратившая на себя всеобщее вниманіе. Самъ Карамзинъ, тогдашній «Зевсъ на литературномъ Олимпѣ», отозвался о ней въ самыхъ лестныхъ выраженіяхъ. Изъ другихъ произведеній этого періода наиболѣе извѣстны: патріотическое стихотвореніе «Пѣснь барда надъ гробомъ славянъ-побѣдителей» и баллада «Людмила» — (подражаніе «Ленорѣ» Бюргера), вносившая романтизмъ въ русскую литературу. Вслѣдъ за «Людмилой» Жуковскій занялся преимущественно переводами и передѣлками произведеній нѣмецкихъ поэтовъ. Лучшіе переводы были сдѣланы имъ изъ Шиллера. Къ числу же оригинальныхъ произведеній относится баллада «Громобой», составляющая первую часть старинной повѣсти «Двѣнадцать спящихъ дѣвъ», а также нѣсколько статей въ прозѣ.

Въ 1809 г. Жуковскій принялъ на себя редактированіе журнала «Вѣстникъ Европы», для чего переѣхалъ на жительство въ Москву. Два года спустя, журналъ перешелъ въ завѣдываніе профессора Каченовскаго, и Жуковскій снова вернулся въ деревню. Здѣсь ему пришлось пережить тяжелую сердечную драму: страстно полюбивъ одну изъ своихъ племянницъ, дочерей Екатерины Аѳанасьевны Протасовой (овдовѣвшей младшей дочери Аѳанасія Ивановича Бунина), — онъ сдѣлалъ старшей изъ нихъ, Маріи, предложеніе, но получилъ отъ матери ея рѣшительный отказъ, мотивированный тѣмъ, что женитьба эта, въ виду родственныхъ связей, положительно невозможна. Жуковскій пытался-было доказывать, что законнаго препятствія къ женитьбѣ не существуетъ, и что Екатерина Аѳанасьевна — не сестра и не родственница его; но Протасова была непреклонна и запретила даже Жуковскому говорить съ кѣмъ бы то ни было объ его любви къ племянницѣ. За время пребыванія Жуковскаго въ деревнѣ была имъ написана извѣстная баллада «Свѣтлана», доставившая поэту прочную извѣстность.

Насталъ, наконецъ, памятный 1812 г. Жуковскій уѣхалъ въ Москву и, поступивъ въ ополченіе въ чинѣ поручика, состоялъ при главнокомандующемъ, князѣ Кутузовѣ. Въ лагерѣ подъ Тарутинымъ, увлеченный общимъ энтузіазмомъ и въ увѣренности близкой побѣды надъ врагомъ, онъ написалъ свое знаменитое патріотическое стихотвореніе — «Пѣвецъ во станѣ русскихъ воиновъ». — «Впечатлѣніе, произведенное «Пѣвцомъ», говоритъ Плетневъ, не только на войско, но и на всю Россію, неизобразимо. Это былъ воинственный восторгъ, обнявшій сердца всѣхъ. Каждый стихъ былъ повторяемъ, какъ завѣтное слово. Подвиги, изображенные въ стихотвореніи, имена, внесенныя въ эту лѣтопись безсмертныхъ, сіяли чуднымъ свѣтомъ. Поэтъ умѣлъ избрать лучшій моментъ изъ славныхъ дѣлъ всякаго героя и выразилъ его лучшимъ словомъ: нельзя забыть ни того, ни другого. Эпоха была безпримѣрная — и пѣвецъ явился достойнымъ ея».

Военная жизнь Жуковскаго продолжалась недолго: заболѣвъ тифомъ, онъ въ январѣ 1813 г., въ чинѣ штабсъ-капитана, вышелъ въ отставку и снова вернулся въ деревню, гдѣ еще разъ пытался убѣдить Е. А. Протасову дать ему дозволеніе на бракъ съ его племянницей, но безуспѣшно. 1814-й г. навсегда рѣшилъ судьбу Жуковскаго: онъ написалъ «Посланіе императору Александру», которое и было представлено вдовствующей императрицѣ Маріи Ѳедоровнѣ. Императрица приказала издать это стихотвореніе въ пользу автора и выразила желаніе, чтобы онъ пріѣхалъ въ Петербургъ. При этомъ Жуковскому былъ пожалованъ брилліантовый перстень. Будучи затѣмъ представленъ въ Павловскѣ императрицѣ, принявшей поэта весьма благосклонно, Жуковскій получилъ званіе ея лектора. Недолго оставаясь въ столицѣ, онъ отправился въ Дерптъ, гдѣ находилась тогда Е. А. Протасова съ обѣими дочерьми, у мужа младшей изъ нихъ, профессора А. Ѳ. Воейкова. Тихая, замкнутая жизнь нѣмецкаго университетскаго городка чрезвычайно понравилась Жуковскому; друзья же настоятельно звали его въ Петербургъ. Поэтъ и слышать не хотѣлъ о переѣздѣ. Продолжая жить въ Дерптѣ, онъ доканчивалъ здѣсь вторую половину своей повѣсти «Двѣнадцать спящихъ дѣвъ» — балладу «Вадимъ» и приготовлялъ къ изданію полное собраніе своихъ сочиненій. Наступившій 1817 г. былъ ознаменованъ двумя важными событіями въ жизни Жуковскаго: бракомъ Маріи Протасовой, вышедшей замужъ, по желанію матери, за профессора Майера, и назначеніемъ поэту пожизненной пенсіи въ 4.000 рублей. При такихъ условіяхъ, нельзя было, конечно, оставаться въ Дерптѣ. «Пенсіонъ, который далъ мнѣ государь, писалъ Жуковскій къ одному изъ своихъ друзей, налагаетъ на меня обязанность трудиться, дорожить временемъ и успокоить совѣсть свою, написавъ чтó-нибудь важное. Я столько потерялъ времени, что теперь каждая минута кажется важною. Вся моя протекшая жизнь есть не иное что, какъ жертва мечтамъ — жалкая жертва! Боюсь, не потерялъ ли я уже возможности пользоваться настоящимъ». Уѣзжая изъ Дерпта, Жуковскій, при прощаніи съ провожавшими его родственниками и знакомыми, замѣтилъ: «романъ моей жизни конченъ — теперь начинается ея исторія».

Промежутокъ съ 1817 по 1841 г. обнимаетъ собою періодъ исключительно придворной жизни Жуковскаго: сначала поэтъ дѣлается преподавателемъ русскаго языка великой княжнѣ Александрѣ Ѳедоровнѣ (невѣстѣ великаго князя Николая Павловича), а съ 1825 г. — воспитателемъ наслѣдника престола, Александра Николаевича. За все это время Жуковскій написалъ чрезвычайно мало: вся его литературная дѣятельность этого періода ограничивается почти одними переводами и подражаніями нѣмецкимъ и англійскимъ поэтамъ. — «Моя настоящая должность, говоритъ поэтъ въ одномъ изъ писемъ, беретъ все мое время. Въ головѣ — одна мысль, въ душѣ — одно желаніе. Занятій множество: надобно учить и учиться — и время все захвачено. Прощай навсегда поэзія съ риѳмами! Поэзія другого рода со мною, мнѣ одному знакомая, понятная для одного меня, но для свѣта безмолвная. Ей должна быть посвящена вся остальная жизнь».

Весною 1841 г. окончились занятія Жуковскаго съ наслѣдникомъ престола. Поэтъ, осыпанный царскими милостями и обезпеченный на всю жизнь, уѣхалъ за-границу. Тамъ онъ женился на восемнадцатилѣтней дочери своего давнишняго пріятеля, живописца Рейтерна, и жилъ сперва въ Дюссельдорфѣ, а затѣмъ во Франкфуртѣ на Майнѣ, ежегодно собираясь побывать въ Россіи. Но болѣзненное состояніе жены помѣшало ему осуществить это намѣреніе. Живя за-границей, Жуковскіи не покидалъ своихъ литературныхъ занятій: помимо извѣстныхъ сказокъ — «Объ Иванѣ царевичѣ и сѣромъ волкѣ», «Котъ въ сапогахъ» и «Тюльпанное дерево», онъ окончилъ здѣсь переводы «Наль и Дамаянти», «Одиссеи», Гомера и персидской повѣсти «Рустемъ и Зорабъ» (по Рюккерту). Окончаніе двухъ послѣднихъ обширныхъ трудовъ совпало съ пятидесятилѣтіемъ литературной дѣятельности Жуковскаго, отпразднованнымъ въ Петербургѣ 29-го января 1849 г. Императоръ Николай Павловичъ пожаловалъ поэту орденъ Бѣлаго Орла въ ознаменованіе, какъ сказано въ рескриптѣ, «особеннаго уваженія къ трудамъ его на поприщѣ отечественной литературы, въ теченіе пятидесяти лѣтъ подъемлемымъ, и въ изъявленіе душевной признательности за заслуги, царскому семейству оказанныя».

Послѣдними произведеніями Жуковскаго были: поэма «Странствующій жидъ», далеко, впрочемъ, не оконченная, и стихотвореніе «Царскосельскій лебедь». 12-го апрѣля 1852 г. поэтъ, на 70-мъ году жизни, скончался въ Баденъ-Баденѣ, откуда тѣло его было перевезено въ Петербургъ и погребено въ Александро-Невской лаврѣ, рядомъ съ могилою Карамзина. Сочиненія Жуковскаго выдержали нѣсколько изданій.

Источникъ: Русскіе поэты за сто лѣтъ (съ пушкинской эпохи до нашихъ дней) въ портретахъ, біографіяхъ и образцахъ. — Сборникъ лучшихъ лирическихъ произведеній русской поэзіи (съ 119 портретами). — Составилъ А. Сальниковъ. — СПб.: Изданіе В. И. Губинскаго, 1901. — С. 19-22.

/ Сочиненія В. А. Жуковскаго /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0