Русскіе классики XVIII – нач. XX вв. въ старой орѳографіи
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Литературное наслѣдіе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе писатели

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
Ж | З | И | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ч | Ш | Я | N

Основные авторы

А. С. Пушкинъ († 1837 г.)
-
М. Ю. Лермонтовъ († 1841 г.)
-
Н. В. Гоголь († 1852 г.)
-
И. А. Крыловъ († 1844 г.)

Раздѣлы сайта

Духовная поэзія
-
Русская идея
-
Дѣтское чтеніе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 22 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 7.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

П

Александръ Сергѣевичъ Пушкинъ († 1837 г.)

А. С. ПушкинАлександръ Сергѣевичъ Пушкинъ, величайшій русскій поэтъ, родился 26 мая 1799 г., въ Москвѣ. Отецъ его, Сергѣй Львовичъ, потомокъ древняго боярскаго рода, получившій блестящее свѣтское образованіе, служилъ въ гвардіи, въ чинѣ капитанъ-поручика; мать — Надежда Осиповна, урожденная Ганнибалъ, приходилась внучкой извѣстному негру Абраму Ганнибалу, которому впослѣдствіи Пушкинъ посвятилъ свой историческій романъ «Арапъ Петра Великаго». Родъ Пушкиныхъ ведетъ свое происхожденіе съ XIII в., отъ мужа честна Радши, выѣхавшаго въ Новгородъ изъ Пруссіи, въ княженіе Александра Ярославича Невскаго. Въ числѣ предковъ Пушкина было трое бояръ и четверо окольничьихъ. Первые младенческіе годы поэтъ провелъ подъ надзоромъ бабушки, Маріи Алексѣевны Ганнибалъ, женщины стариннаго русскаго воспитанія, чрезвычайно любившей своего внука, и старой няни — знаменитой Арины Родіоновны… Первымъ стихотвореніемъ Пушкина, написаннымъ въ лицеѣ, было «Посланіе къ сестрѣ», и первымъ напечатаннымъ — «Къ другу-стихотворцу», появившееся въ «Вѣстникѣ Европы» за 1814 г далѣе>>

Сочиненія

А. С. Пушкинъ († 1837 г.)
38. Бова. [1815.]

       Часто, часто я бесѣдовалъ
Съ болтуномъ страны Эллинскія
И не смѣлъ осиплымъ голосомъ
Съ Шапеленомъ и съ Риѳматовымъ
Воспѣвать героевъ Сѣвера.
Несравненнаго Виргилія
Я читалъ и перечитывалъ,
Не стараясь подражать ему
Въ нѣжныхъ чувствахъ и гармоніи
Разбиралъ я Нѣмца Клопштока
И не могъ понять премудраго;
Не хотѣлъ я воспѣвать, какъ онъ —
Я хочу, чтобъ меня поняли
Всѣ отъ мала до великаго.
За Мильтономъ и Камоэнсомъ
Опасался я безъ крылъ парить,
Не дерзалъ въ стихахъ безсмысленныхъ
Херувимовъ жарить пушками,
Съ сатаною обитать въ раю.
Иль святую Богородицу
Вмѣстѣ славить съ Афродитою;
Не бывалъ я грѣховодникомъ.
Но вчера, въ архивахъ рояся,
Отыскалъ я книжку славную,
Золотую, незабвенную,
Катехизисъ остроумія,
Словомъ — Жанну Орлеанскую,
Прочиталъ — и въ восхищеніи
Про Бову пою царевича.
О Вольтеръ, о мужъ единственный,
Ты, котораго во Франціи
Почитали богомъ нѣкіимъ,
Въ Римѣ дьяволомъ, антихристомъ,
Обезьяною въ Саксоніи,
Ты, который на Радищева
Кинулъ было взоръ съ улыбкою,
Будь теперь моею Музою!
Пѣть я тоже вознамѣрился,
Но сравняюсь ли съ Радищевымъ?

       Не запомню, сколько лѣтъ спустя
Послѣ рождества Спасителя,
Царь Додонъ со славой царствовалъ
Въ Свѣтомірѣ, славномъ городѣ.
Царь Додонъ вѣнца со скипетромъ
Не прямой досталъ дорогою,
Но убивъ царя законнаго,
Бендакира Слабоумнаго.
(Такъ бывало вѣрноподданны
Величали королей своихъ,
Если короли безпечные
Не въ постелѣ и не ночкою
Почивали съ камергерами).
Царь Додонъ не Слабоумнаго
Былъ достоинъ злого прозвища,
Но тирана неусыпнаго,
Хотя впрочемъ не имѣлъ его.
Лѣнь мнѣ всѣ его достоинства
И пороки вамъ показывать;
Вы слыхали, люди добрые,
О царѣ, что двадцать цѣлыхъ лѣтъ
Не снималъ съ себя оружія,
Не слѣзалъ съ коня ретиваго,
Всюду пролеталъ съ побѣдою,
Міръ крещеный потопилъ въ крови,
Не щадилъ и некрещенаго,
И, въ ничтожество низверженный
Александромъ, грознымъ ангеломъ,
Жизнь проводитъ въ униженіи
И, забытый всѣми, кличется
Нынѣ Эльбы Императоромъ...
Вотъ таковъ-то былъ и царь Додонъ!

       Разъ, собравъ бородачей совѣтъ
(Безбородыхъ не любилъ Додонъ),
На престолѣ пригорюнившись,
Произнесъ онъ имъ такую рѣчь:
       «Вы, которые совѣтами
«Облегчали тяжесть скипетра,
«Услаждали участь царскую
(Не горька она была ему),
«Мудрые друзья, сподвижники!
«Къ вамъ прибѣгнуть я рѣшаюся:
«Что мнѣ дѣлать нынѣ? Слушайте!»

       Всѣ привстали важно хмуряся,
Низко, низко поклонилися
И поправя усъ и бороду,
Сѣли на скамьи дубовыя.

       «Вамъ извѣстно, продолжалъ Додонъ,
«Что искусствомъ и неправдою
«Я достигъ престола шаткаго
«Бендакира Слабоумнаго,
«Сочетался съ Милитрисою,
«Милой женкой Бендакировой,
«И въ темницу посадилъ Бову,
«Принца крови, сына царскаго.
«Легче, легче захватить было
«Слабоумнаго златой вѣнецъ,
«Чѣмъ, надѣвъ вѣнецъ на голову,
«За собою удержать его.
«Вотъ уже народъ безсмысленный,
«Ходя въ праздники по улицамъ,
«Межъ собой не разъ говаривалъ:
«Дай Богъ помочь королевичу! —
«Вѣдь Бова уже не маленькой.
«Не въ отца своей головушкой;
«Нужды нѣтъ, что за рѣшеткою;
«Онъ опасенъ моимъ замысламъ.
«Что мнѣ дѣлать съ нимъ, скажите мнѣ?
«Не оставить ли въ тюрьмѣ его?»

       Все собранье призадумалось,
Всѣ въ молчаньи потупили взоръ.
То-то право золотой Совѣтъ,
Не болтали здѣсь, а думали:
Долго всѣ вельможи думали.
Арзаморъ, мужъ старый, опытный,
Ротъ открылъ было (совѣтовать,
Знать, хотѣлось посѣдѣлому),
Громко крякнулъ, но одумался,
И въ молчаньи закусилъ языкъ.
Ко лбу перстъ приставя тщательно,
Лѣкарь, славный Эскулапа внукъ,
Эзельдорфъ, обритый швабъ, зѣвалъ,
Табакеркою поскрипывалъ,
Но молчалъ; своей премудрости
Онъ предъ всѣми не показывалъ.
Вихромахъ, Полканъ съ Дубынею,
Стража трона, славны рыцари,
Всѣ сидѣли будто вкопаны.
Громобурь, извѣстный силою,
Но умомъ непроницательный,
Думалъ, думалъ и нечаянно
Задремалъ и захрапѣлъ въ углу.
Что примѣра лучше дѣйствуетъ?
Что людьми сильнѣй ворочаетъ?
Вотъ зѣвнули подъ перчаткою
Храбрый Мировзоръ съ Ивашкою,
И Полканъ, и Арзаморъ сѣдой
И ко груди приклонилися
Тихо головами буйными.
Глядь — съ Додономъ задремалъ Совѣтъ,
Захрапѣли многомыслящи!

       Долго спать было совѣтникамъ,
Еслибъ Нѣмцу не пришлось изъ рукъ
Табакерку на полъ выронить;
Табакерка покатилася
И о шпору вдругъ ударилась
Громобуря, крѣпко спящаго,
Загремѣла, раздвоилася,
Отлетѣла въ разны стороны.
Храбрый воинъ пробуждается,
Озираетъ все собраніе,
Между-тѣмъ табакъ разсыпался,
Къ носу рыцаря подъемлется —
И чихнулъ герой съ досадою
Такъ, что своды потрясаются,
Окна всѣ дрожатъ и сыплются
И на петляхъ двери хлопаютъ;
Пробуждается собраніе.

       «Что тутъ думать, закричалъ герой:
«Царь! Бова тебѣ не надобенъ,
«Ну, и къ чорту королевича!
«Рѣшено — ему въ-живыхъ не быть!
«Послѣ, братцы, вы разсудите,
«Какъ съ нимъ надобно раздѣлаться».
Тѣмъ и кончилъ; храбры воины
Рѣчи любятъ лаконически.

       «Ладно! мы тебя послушаемъ!
Царь промолвилъ, протянувшися;
Завтра, други, мы увидимся,
А теперь ступайте всѣ домой».

       Оплошалъ Додонъ отсрочкою:
Не твердилъ онъ вѣрно въ азбукѣ:
«Не откладывай до завтраго,
Что сегодня можешь выполнить».
Разошлися всѣ придворные.
Ночь межъ-тѣмъ уже сгущалася;
Царь Додонъ въ постелю царскую
Вмѣстѣ съ милой легъ супругою,
Съ несравненной Милитрисою,
Но спиной оборотился къ ней:
Въ эту ночь его величеству
Не играть, а спать хотѣлося.

       Милитрисина служаночка,
Зоя, молодая дѣвица,
Ангелъ станомъ, взоромъ, личикомъ,
Бѣлой ручкой, нѣжной ножкою,
Съ госпожи снявъ платье шолково —
Юбку, чепчикъ, ленты, кружева,
Все подъ ключь въ шкатулку спрятала
И пошла тихонько въ дѣвичью.
Тамъ она сама раздѣлася,
Подняла съ трудомъ окошечко,
И легла въ постель пуховую,
Ожидая друга милаго,
Свѣтозара, пажа царскаго:
Къ темной ночкѣ обѣщался онъ
Изъ окна прыгнуть къ ней въ комнату.
Ждетъ, пождетъ дѣвица красная —
Нѣтъ какъ нѣтъ все друга милаго.
Чу!.. бьетъ полночь — что же Зоинька?
Видитъ: входитъ къ ней въ окошечко —
Кто же? другъ ли сердца нѣжнаго?
Нѣтъ, совсѣмъ не то, читатели!
Видитъ тѣнь иль призракъ стараго
Вѣнценосца съ длинной шапкою,
Въ балахонѣ вмѣсто мантіи,
Опоясанный мочалкою;
Видъ невинный, взоръ на выкатѣ,
Ротъ разинутъ, зубы скалятся,
Уши длинные, ослиные
Надъ плечами громко хлопаютъ...
Зоя видитъ и со трепетомъ
Узнаетъ она, читатели,
Бендакира Слабоумнаго.

       Трепетна, смятенья полная,
Стала на колѣни Зоинька,
Съединила ручку съ ручкою,
Потупила очи ясныя
Прочитала скорымъ шопотомъ
То что вѣкъ не могъ я выучить
Отче нашъ и Богородицу,
И тихохонько промолвила:
Что я вижу? Боже! Господи!
О Никола, Савва мученикъ!
Осѣните беззащитную.
Ты ли это, Царь нашъ Батюшка?
Отъ чего, скажи, оставилъ ты
Нынѣ Царствіе небесное?

       Глупымъ смѣхомъ освѣтившися,
Тѣнь рекла прекрасной Зоинькѣ:
«Зоя, Зоя, не страшись, мой свѣтъ!
«Не пугать тебя мнѣ хочется,
«Не на то сюда явился я
«Съ того свѣта привидѣніемъ.
«Весело пугать живыхъ людей;
«Но могу ли веселиться я,
«Есть-ли сына Бендакирова,
«Милаго Бову Царевича,
«На кострѣ изжарятъ завтра же?»

       Бѣдной Царь заплакалъ жалобно;
Больно стало доброй дѣвушкѣ.
— Чѣмъ могу, скажи, помочь тебѣ?
Я во всемъ тебѣ покорствую. —

       «Вотъ что хочется мнѣ, Зоинька:
Изъ темницы сына выручи,
И сама въ жилище мрачное
Сядь на мѣсто Королевича,
Пострадай ты за невиннаго;
Поклонюсь тебѣ низехонько
И скажу: спасибо, Зоинька!»

       Зоинька тутъ призадумалась;
Это жестко ей казалося;
Но, имѣя чувства нѣжныя,
Зоя втайнѣ согласилася
На такое предложеніе.

       Такъ, ты правъ, оракулъ Франціи,
Говоря, что жены, слабыя
Противъ стрѣлъ Эрота юнаго,
Всѣ имѣютъ душу добрую,
Сердце нѣжно-непритворное.
— Но скажи, о царь возлюбленный!
Зоя молвила покойнику,
Какъ могу — ну, посуди ты самъ —
Пренестись въ темницу мрачную,
Гдѣ горюетъ твой любезный сынъ?
Пятьдесятъ отборныхъ воиновъ
Днемъ и ночью стерегутъ его.
Мнѣ ли, слабой, робкой женщинѣ,
Обмануть ихъ очи зоркія? —

       «Будь спокойна, случай найдется;
«Поклянись лишь только, милая,
«Не отвергнуть сего случая,
«Если самъ тебѣ представится».
— Я клянусь! — сказала дѣвица.
Вмигъ исчезло привидѣніе,
Изъ окошка быстро вылетѣвъ.
Воздыхая тихо, Зоинька
Опустила тутъ окошечко,
И въ постели успокоившись,
Скоро, скоро сномъ забылася...

Источникъ: Библіотека великихъ писателей подъ редакціей С. А. Венгерова. Пушкинъ. Томъ I. — Изданіе Брокгаузъ-Ефрона. — СПб.: Типографія Акц. Общ. Брокгаузъ-Ефронъ, 1907. — С. 203, 205, 207, 209.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0