Русскіе классики XVIII – нач. XX вв. въ старой орѳографіи
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Литературное наслѣдіе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе писатели

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
Ж | З | И | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ч | Ш | Я | N

Основные авторы

А. С. Пушкинъ († 1837 г.)
-
М. Ю. Лермонтовъ († 1841 г.)
-
Н. В. Гоголь († 1852 г.)
-
И. А. Крыловъ († 1844 г.)

Раздѣлы сайта

Духовная поэзія
-
Русская идея
-
Дѣтское чтеніе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 25 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Н

Николай Алексѣевичъ Некрасовъ († 1877 г.)

Н. А. НекрасовНиколай Алексѣевичъ Некрасовъ, одинъ изъ знаменитыхъ и любимѣйшихъ нашихъ поэтовъ, родился 22-го ноября 1821 г., въ Винницкомъ уѣздѣ, Подольской губерніи, гдѣ въ то время квартировалъ полкъ, въ которомъ служилъ его отецъ, Алексѣй Сергѣевичъ, женатый на дочери богатаго посессіонера, Александрѣ Андреевнѣ Закревской, полькѣ по происхожденію. Дѣтство Некрасова прошло въ родовомъ отцовскомъ имѣніи — деревнѣ Грешнево, Ярославской губерніи, куда Алексѣй Сергѣевичъ переселился по выходѣ въ отставку, занявъ потомъ тамъ мѣсто исправника. Непривлекательна была домашняя обстановка мальчика: много тяжелыхъ семейныхъ сценъ (мать поэта была несчастлива въ замужествѣ) пронеслось передъ нимъ въ родительскомъ домѣ, много мрачныхъ картинъ горя народнаго навсегда запечатлѣлось въ его памяти. Въ 1832 г. Некрасовъ поступилъ въ ярославскую гимназію, пробылъ въ ней два года, а затѣмъ, по желанію отца, мечтавшаго о военной карьерѣ сына, отправился въ Петербургъ для опредѣленія въ Дворянскій полкъ — послѣ Константиновское военное училище. далѣе>>

Сочиненія

Н. А. Некрасовъ († 1877 г.)
111. Желѣзная дорога. [1864]

Ваня, въ кучерскомъ армячкѣ.
Папаша! Кто строилъ эту дорогу?
Папаша, въ пальто на красной подкладкѣ.
Инженеры, душенька.
                              (Разговоръ въ вагонѣ.)

                      I.
Славная осень! Здоровый, ядрёный
Воздухъ усталыя силы бодритъ;
Ледъ неокрѣпшій на рѣчкѣ студёной
Словно какъ тающій сахаръ лежитъ;

Около лѣса, какъ въ мягкой постели,
Выспаться можно — покой и просторъ! —
Листья поблекнуть еще не успѣли,
Желты и свѣжи лежатъ, какъ коверъ.

Славная осень! Морозныя ночи,
Ясные, тихіе дни...
Нѣтъ безобразья въ природѣ! И кочи,
И моховыя болота, и пни —

Все хорошо подъ сіяніемъ луннымъ;
Всюду родимую Русь узнаю...
Быстро лечу я по рельсамъ чугуннымъ,
Думаю думу свою...

                      II.
Добрый папаша! Къ чему въ обаяніи
Умнаго Ваню держать?
Вы мнѣ позвольте при лунномъ сіяніи
Правду ему показать.

Трудъ этотъ, Ваня, былъ страшно громаденъ —
Не по плечу одному!
Въ мірѣ есть царь: этотъ царь безпощаденъ —
Голодъ названье ему!

Водитъ онъ арміи; въ морѣ судами
Правитъ; въ артели сгоняетъ людей;
Ходитъ за плугомъ; стои́тъ за плечами
Каменотесцевъ, ткачей.

Онъ-то согналъ сюда массы народныя.
Многіе въ страшной борьбѣ,
Къ жизни воззвавъ эти дебри безплодныя,
Гробъ обрѣли здѣсь себѣ.

Пряма дороженька: насыпи узкія,
Столбики, рельсы, мосты;
А по бокамъ-то все косточки русскія...
Сколько ихъ, Ваничка, знаешь ли ты?

Чу! восклицанья послышались грозныя!
Топотъ и скрежетъ зубовъ;
Тѣнь набѣжала на стекла морозныя...
Чтó тамъ? Толпа мертвецовъ!

То обгоняютъ дорогу чугунную,
То сторонами бѣгутъ.
Слышишь ты пѣніе?.. «Въ ночь эту лунную
Любо намъ видѣть свой трудъ!

«Мы надрывались подъ зноемъ, подъ холодомъ
Съ вѣчно согнутой спиной,
Жили въ землянкахъ, боролися съ голодомъ,
Мерзли и мокли, болѣли цынгой.

«Грабили насъ грамотѣи-десятники,
Сѣкло начальство, давила нужда...
Все претерпѣли мы, Божіи ратники,
Мирныя дѣти труда!

«Братья! Вы наши плоды пожинаете!
Намъ же въ землѣ истлѣвать суждено...
Все ли насъ, бѣдныхъ, добромъ поминаете,
Или забыли давно?..»

Не ужасайся ихъ пѣнія дикаго!
Съ Волхова, съ матушки-Волги, съ Оки,
Съ разныхъ концовъ государства великаго —
Это все братья твои — мужики!

Стыдно робѣть, закрываться перчаткою,
Ты ужъ не маленькій!.. Волосомъ русъ,
Видишь, стоитъ, изможденъ лихорадкою,
Высокорослый, больной бѣлоруссъ;

Губы безкровныя, вѣки упавшія,
Язвы на тощихъ рукахъ,
Вѣчно въ водѣ по колѣно стоявшія
Ноги опухли; колтунъ въ волосахъ;

Ямою грудь, чтò на заступъ старательно
Изо дня въ день налегала весь вѣкъ...
Ты приглядись къ нему, Ваня, внимательно:
Трудно свой хлѣбъ добывалъ человѣкъ!

Не разогнулъ свою спину горбатую
Онъ и теперь еще: тупо молчитъ
И механически ржавой лопатою
Мерзлую землю долбитъ!

Эту привычку къ труду благородную
Намъ бы не худо съ тобой перенять...
Благослови же работу народную
И научись мужика уважать.

Да не робѣй за отчизну любезную...
Вынесъ достаточно русскій народъ,
Вынесъ и эту дорогу желѣзную —
Вынесетъ все, чтò Господь ни пошлетъ!

Вынесетъ все — и широкую, ясную
Грудью дорогу проложитъ себѣ.
Жаль только — жить въ эту пору прекрасную
Ужъ не придется ни мнѣ, ни тебѣ...

                      III.
Въ эту минуту свистокъ оглушительный
Взвизгнулъ — исчезла толпа мертвецовъ!
«Видѣлъ, папаша, я сонъ удивительный»,
Ваня сказалъ: «тысячъ пятъ мужиковъ,

«Русскихъ племенъ и породъ представители
Вдругъ появились, и онъ мнѣ сказалъ:
— «Вотъ они — нашей дороги строители!..»
       Захохоталъ генералъ!

— Былъ я недавно въ стѣнахъ Ватикана,
По Колизею двѣ ночи бродилъ,
Видѣлъ я въ Вѣнѣ святого Стефана:
Чтò же... все это народъ сотворилъ?

— Вы извините мнѣ смѣхъ этотъ дерзкій:
Логика ваша немножко дика, —
Или для васъ Аполлонъ Бельведерскій
Хуже печного горшка?

— Вотъ нашъ народъ — эти термы и бани, —
Чудо искусства — онъ все растаскалъ!
«Я говорю не для васъ, а для Вани...»
Но генералъ возражать не давалъ:

— Вашъ славянинъ, англосаксъ и германецъ
Не создавать — разрушать мастера,
Варвары! дикое скопище пьяницъ!..
Впрочемъ, Ванюшей заняться пора;

— Знаете, зрѣлищемъ смерти, печали
Дѣтское сердце грѣшно возмущать:
Вы бы ребенку теперь показали
Свѣтлую сторону...

                      IV.
                                    Радъ показать!
Слушай, мой милый: труды роковые
Кончены — нѣмецъ ужъ рельсы кладетъ.
Мертвые въ землю зарыты; больные
Скрыты въ землянкахъ; рабочій народъ

Тѣсной гурьбой у конторы собрался...
Крѣпко затылки чесали они:
Каждый подрядчику долженъ остался,
Стали въ копѣйку прогульные дни!

Все заносили десятники въ книжку —
Бралъ ли на баню, лежалъ ли больной:
«Можетъ, и есть тутъ теперича лишку,
Дà, вотъ, поди ты!..» Махнули рукой...

Въ синемъ кафтанѣ — почтенный лабазникъ,
Толстый, присадистый, красный, какъ мѣдь,
Ѣдетъ подрядчикъ по линіи въ праздникъ,
Ѣдетъ работы свои посмотрѣть.

Праздный народъ разступается чинно...
Потъ отираетъ купчина съ лица
И говоритъ, подбоченясь картинно...
«Ладно... ништо... молодцà... молодцà!..

«Съ Богомъ теперь по домамъ, — поздравляю!
(Шапки долой — коли я говорю!) —
Бочку рабочимъ вина выставляю
И — недоимку дарю!..»

Кто-то «ура» закричалъ. Подхватили
Громче, дружнѣе, протяжнѣе... Глядь:
Съ пѣсней десятники бочку катили...
Тутъ и лѣнивый не могъ устоять!

Выпрягъ народъ лошадей — и купчину
Съ крикомъ «ура!» по дорогѣ помчалъ...
Кажется, трудно отраднѣй картину
       Нарисовать, генералъ?..

Источникъ: Полное собраніе стихотвореній Н. А. Некрасова, въ двухъ томахъ. — Тринадцатое изданіе съ портретомъ, факсимиле и біографическимъ очеркомъ. — Томъ первый. 1842-1872. — Петроградъ: Тип. Т-ва А. С. Суворина — «Новое время», 1917. — С. 344-350.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0