Русскіе классики XVIII – нач. XX вв. въ старой орѳографіи
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Литературное наслѣдіе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе писатели

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
Ж | З | И | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ч | Ш | Я | N

Основные авторы

А. С. Пушкинъ († 1837 г.)
-
М. Ю. Лермонтовъ († 1841 г.)
-
Н. В. Гоголь († 1852 г.)
-
И. А. Крыловъ († 1844 г.)

Раздѣлы сайта

Духовная поэзія
-
Русская идея
-
Дѣтское чтеніе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 25 сентября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 18.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Л

Михаилъ Юрьевичъ Лермонтовъ († 1841 г.)

М. Ю. ЛермонтовМихаилъ Юрьевичъ Лермонтовъ, потомокъ древней шотландской фамиліи Leirmont (или Leirmount), эмигрировавшей въ Россію въ началѣ XVII стол., родился 3-го октября 1814 г., въ Москвѣ. Рано лишившись матери, онъ воспитывался подъ руководствомъ бабушки своей, Е. А. Арсеньевой, въ ея пензенскомъ имѣніи, селѣ Тарханахъ. Въ началѣ 1826 г. Лермонтовъ былъ опредѣленъ въ Благородный пансіонъ при Московскомъ университетѣ, въ которомъ пробылъ четыре года; затѣмъ онъ слушалъ лекціи на юридическомъ факультетѣ, но за участіе въ одномъ изъ студенческихъ скандаловъ принужденъ былъ вскорѣ оставить университетъ. Въ 1832 г. Лермонтовъ отправился въ Петербургъ и поступилъ въ школу гвардейскихъ подпрапорщиковъ, откуда былъ выпущенъ въ лейбъ-гвардіи Гусарскій полкъ, корнетомъ. Съ 1834 по 1837 г. онъ жилъ въ Петербургѣ, вращаясь въ шумномъ кругу свѣтской столичной молодежи. Литературная извѣстность его, какъ автора поэмъ — «Уланши», «Петергофскаго праздника» и «Мони», не выходила еще тогда изъ предѣловъ этого тѣснаго кружка; но когда онъ написалъ свое знаменитое стихотвореніе «На смерть Пушкина», облетѣвшее во множествѣ списковъ всю столицу, поэтическая слава его была уже вполнѣ обезпечена. далѣе>>

Сочиненія

М. Ю. Лермонтовъ († 1841 г.)
335. Бородино. [1837.]

       «Скажи-ка, дядя, вѣдь недаромъ
Москва, спаленная пожаромъ,
       Французу отдана.
Вѣдь были жь схватки боевыя,
Да, говорятъ, еще какія!
Недаромъ помнитъ вся Россія
       Про день Бородина!»

— Да, были люди въ наше время,
Не то, что нынѣшнее племя:
       Богатыри — не вы!
Плохая имъ досталась доля:
Немногіе вернулись съ поля...
Не будь на то Господня воля
       Не отдали бъ Москвы!

Мы долго молча отступали.
Досадно было, боя ждали,
       Ворчали старики:
«Чтожь мы? на зимнія квартиры?
Не смѣютъ что-ли командиры
Чужіе изорвать мундиры
       О Русскіе штыки?»

И вотъ нашли большое поле:
Есть разгуляться гдѣ на волѣ!
       Построили редутъ.
У нашихъ ушки на макушкѣ!
       Чуть утро освѣтило пушки
И лѣса синія верхушки —
       Французы тутъ-какъ-тутъ.

Забилъ зарядъ я въ пушку туго
И думалъ: угощу я друга!
       Постой-ка, братъ, мусью:
Что тутъ хитрить, пожалуй къ бою;
Ужь мы пойдемъ ломить стѣною,
Ужь постоимъ мы головою
       За родину свою!»

Два дня мы были въ перестрѣлкѣ.
Чтó толку въ этакой бездѣлкѣ?
       Мы ждали третій день.
Повсюду стали слышны рѣчи:
«Пора добраться до картечи!»
И вотъ на полѣ грозной сѣчи
       Ночная пала тѣнь.

Прилегъ вздремнуть я у лафета,
И слышно было до разсвѣта,
       Какъ ликовалъ Французъ.
Но тихъ былъ нашъ бивакъ открытый:
Кто киверъ чистилъ весь избитый,
Кто штыкъ точилъ, ворча сердито,
       Кусая длинный усъ.

И только небо засвѣтилось,
Все шумно вдругъ зашевелилось,
       Сверкнулъ за строемъ строй.
Полковникъ нашъ рожденъ былъ хватомъ:
Слуга царю, отецъ солдатамъ...
Да, жаль его: сраженъ булатомъ,
       Онъ спитъ въ землѣ сырой.

И молвилъ онъ, сверкнувъ очами:
«Ребята! не Москва ль за нами?
       «Умремте жь подъ Москвой,
Какъ наши братья умирали!»
— И умереть мы обѣщали,
И клятву вѣрности сдержали
       Мы въ Бородинскій бой.

Ну-жь былъ денёкъ! Сквозь дымъ летучій,
Французы двинулись, какъ тучи,
       И все на нашъ редутъ.
Уланы съ пестрыми значками,
Драгуны съ конскими хвостами,
Всѣ промелькнули передъ нами,
       Всѣ побывали тутъ.

Вамъ не видать такихъ сраженій!..
Носились знамена какъ тѣни,
       Въ дыму огонь блестѣлъ;
Звучалъ булатъ, картечь визжала,
Рука бойцовъ колоть устала,
И ядрамъ пролетать мѣшала
       Гора кровавыхъ тѣлъ.

Извѣдалъ врагъ въ тотъ день немало,
Чтó значитъ Русскій бой удалый,
       Нашъ рукопашный бой!..
Земля тряслась — какъ наши груди,
Смѣшались въ кучу кони, люди,
И залпы тысячи орудій
       Слились въ протяжный вой...

Вотъ смерклось. Были всѣ готовы
Заутра бой затѣять новый
       И до конца стоять...
Вотъ затрещали барабаны —
И отступили бусурманы.
Тогда считать мы стали раны,
       Товарищей считать.

Да, были люди въ наше время,
Могучее, лихое племя,
       Богатыри — не вы.
Плохая имъ досталась доля:
Немногіе вернулись съ поля.
Когда бъ на то не Божья воля,
       Не отдали бъ Москвы.

Источникъ: М. Лермантовъ. Бородино. // Современникъ, литтературный журналъ А. С. Пушкина, изданный по смерти его Кн. П. А. Вяземскимъ, В. А. Жуковскимъ, А. А. Краевскимъ, Кн. В. Ѳ Одоевскимъ и П. А. Плетневымъ. Томъ шестый. — СПб.: Въ Гуттенберговой Типографіи, 1837. — С. 207-211.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0