Русскіе классики XVIII – нач. XX вв. въ старой орѳографіи
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Литературное наслѣдіе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе писатели

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
Ж | З | И | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ч | Ш | Я | N

Основные авторы

А. С. Пушкинъ († 1837 г.)
-
М. Ю. Лермонтовъ († 1841 г.)
-
Н. В. Гоголь († 1852 г.)
-
И. А. Крыловъ († 1844 г.)

Раздѣлы сайта

Духовная поэзія
-
Русская идея
-
Дѣтское чтеніе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 26 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

К

А. И. Купринъ († 1938 г.)

Купринъ Александръ Ивановичъ (1870-1938), русскій писатель. Родился 26 августа 1870 г. въ г. Наровчатъ Пензенской губерніи. Происходилъ изъ небогатой дворянской семьи, окончилъ Александровское военное училище въ Москвѣ (воспоминаніями о немъ навѣянъ написанный въ эмиграціи романъ Юнкера, 1933) и въ 1890-1894 гг. служилъ въ полку, расположенномъ въ Подольской губерніи, на границахъ Россійской имперіи. Какъ писатель дебютировалъ еще въ училищѣ, опубликовалъ нѣсколько разсказовъ и повѣсть Впотьмахъ (1893), оставаясь на военной службѣ. Полностью посвятилъ себя литературѣ послѣ выхода въ отставку. Былъ репортеромъ кіевскихъ и одесскихъ газетъ, выпустилъ въ 1897 г. сборникъ Миніатюры, печатался въ столичныхъ журналахъ «Русское богатство», «Міръ Божій», «Жизнь искусства» и другихъ. Успѣхъ пришелъ къ Куприну послѣ появленія повѣсти Молохъ (1896), описывающей безчеловѣчные порядки на гигантскомъ заводѣ въ Донбассѣ и трагедію героя, который не принимаетъ окружающую жизнь изъ-за ея грубости и жестокости, однако самъ становится жертвой міра, гдѣ нѣтъ ни состраданія, ни любви. Публикація поэтичной повѣсти Олеся (1898) и близкихъ ей разсказовъ, которые возсоздаютъ дикую и прекрасную природу Полѣсья, воспѣвая людей, живущихъ внѣ сферы воздѣйствія антигуманной цивилизаціи, сдѣлала имя Куприна извѣстнымъ всей читающей Россіи. далѣе>>

Сочиненія

А. И. Купринъ († 1938 г.)
Разсказы для дѣтей.

Слонъ.

I.

Потомъ переходятъ изъ дѣтской въ гостинную, гдѣ ихъ дожидается мама. Самый главный докторъ — высокій, сѣдой, въ золотыхъ очкахъ — разсказываетъ ей о чемъ-то серьезно и долго. Дверь не закрыта, и дѣвочкѣ съ ея кровати все видно и слышно. Многаго она не понимаетъ, но знаетъ, что рѣчь идетъ о ней. Мама глядитъ на доктора большими, усталыми, заплаканными глазами. Прощаясь, главный докторъ говоритъ громко:

Главное, — не давайте ей скучать. Исполняйте всѣ ея капризы.

Ахъ, докторъ, но она ничего не хочетъ!

Ну, не знаю... вспомните, что ей нравилось раньше, до болѣзни. Игрушки... какія-нибудь лакомства...

Нѣтъ, нѣтъ, докторъ, она ничего не хочетъ...

Ну, постарайтесь ее какъ-нибудь развлечь... Ну, хоть чѣмъ-нибудь... Даю вамъ честное слово, что если вамъ удастся ее разсмѣшить, развеселить, — то это будетъ лучшимъ лѣкарствомъ. Поймите же, что ваша дочка больна равнодушіемъ къ жизни, и больше ничѣмъ... До свиданія, сударыня!

II.

Милая Надя, милая моя дѣвочка, — говоритъ мама: — не хочется ли тебѣ чего-нибудь?

Нѣтъ, мама, ничего не хочется.

Хочешь, я посажу къ тебѣ на постельку всѣхъ твоихъ куколъ. Мы поставимъ креслица, диванъ, столикъ и чайный приборъ. Куклы будутъ пить чай и разговаривать о погодѣ и о здоровьѣ своихъ дѣтей.

Спасибо, мама... Мнѣ не хочется... Мнѣ скучно...

Ну, хорошо, моя дѣвочка, не надо куколъ. А можетъ-быть, позвать къ тебѣ Катю или Женечку? Ты вѣдь ихъ такъ любишь.

Не надо, мама. Правда же, не надо. Я ничего, ничего не хочу. Мнѣ такъ скучно!

Хочешь, я тебѣ принесу шоколаду?

Но дѣвочка не отвѣчаетъ и смотритъ въ потолокъ неподвижными, невеселыми глазами. У нея ничего не болитъ и даже нѣтъ жару. Но она худѣетъ и слабѣетъ съ каждымъ днемъ. Что бы съ ней и не дѣлали, ей все равно, и ничего ей не нужно. Такъ лежитъ она цѣлые дни и цѣлыя ночи, тихая, печальная. Иногда она задремлетъ на полчаса, но и во снѣ ей видится что-то сѣрое, длинное, скучное, какъ осенній дождикъ.

Когда изъ дѣтской отворена дверь въ гостиную, и изъ гостиной дальше въ кабинетъ, то дѣвочка видитъ папу. Папа ходитъ быстро изъ угла въ уголъ и все куритъ, куритъ. Иногда онъ приходитъ въ дѣтскую, садится на край постельки и тихо поглаживаетъ Надины ноги. Потомъ вдругъ встаетъ и отходитъ къ окну. Онъ что-то насвистываетъ, глядя на улицу, но плечи у него трясутся. Затѣмъ онъ торопливо прикладываетъ платокъ къ одному глазу, къ другому, и, точно разсердясь, уходитъ къ себѣ въ кабинетъ. Потомъ онъ опять бѣгаетъ изъ угла въ уголъ и все... куритъ, куритъ, куритъ... И кабинетъ отъ табачнаго дыма дѣлается весь синій.

III.

Но однажды утромъ дѣвочка просыпается немного бодрѣе, чѣмъ всегда. Она что-то видѣла во снѣ, но никакъ не можетъ вспомнить, что именно, и смотритъ долго и внимательно въ глаза матери.

Тебѣ что нибудь-нужно? — спрапшваетъ мама.

Но дѣвочка вдругъ вспоминаетъ свой сонъ и говоритъ шопотомъ, точно по секрету:

Мама... а можно мнѣ... слона? Только не того, который нарисованъ на картинкѣ... Можно?

Конечно, моя дѣвочка, конечно, можно. Она идетъ въ кабинетъ и говоритъ папѣ, что дѣвочка хочетъ слона. Папа тотчасъ же надѣваетъ пальто и шляпу и куда то уѣзжаетъ. Черезъ полчаса онъ возвращается съ дорогой, красивой игрушкой. Это большой сѣрый слонъ, который самъ качаетъ головою и машетъ хвостомъ; на слонѣ красное сѣдло, а на сѣдлѣ золотая палатка, и въ ней сидятъ трое маленькихъ человѣчковъ. Но дѣвочка глядитъ на игрушку такъ же равнодушно, какъ на потолокъ и на стѣны, и говоритъ вяло:

Нѣтъ. Это совсѣмъ не то. Я хотѣла настоящаго живого слона, а этотъ мертвый.

Ты погляди только, Надя, — говоритъ папа. — Мы его сейчасъ заведемъ, и онъ будетъ совсѣмъ, совсѣмъ, какъ живой.

Слона заводятъ ключикомъ, и онъ покачивая головой и помахивая хвостомъ, начинаетъ переступать ногами и медленно идетъ по столу. Дѣвочкѣ это совсѣмъ не интересно и даже скучно, но, чтобы не огорчить отца, она шепчетъ кротко:

Я тебя очень, очень благодарю, милый папа. Я думаю, ни у кого нѣтъ такой интересной игрушки... Только... помнишь... вѣдь ты давно обѣщалъ свозить меня въ звѣринецъ, посмотрѣть на настоящаго слона... и ни разу не повезъ...

Но, послушай же, милая моя дѣвочка, пойми, что это невозможно. Слонъ очень большой, онъ до потолка, онъ не помѣстится въ нашихъ комнатахъ... И потомъ, гдѣ я его достану?

Папа, да мнѣ не нужно такого большого... Ты мнѣ привези хоть маленькаго, только живого. Ну, хоть вотъ, вотъ такого... Хоть слоненышка.

Милая дѣвочка, я радъ все для тебя сдѣлать, но этого я не могу. Вѣдь это все равно, какъ если бы ты вдругъ мнѣ сказала: папа, достань мнѣ съ неба солнце.

Дѣвочка грустно улыбается.

Какой ты глупый, папа. Развѣ я не знаю, что солнце нельзя достать, потому что оно жжется. И луну тоже нельзя. Нѣтъ, мнѣ бы слоника... настоящаго.

И она тихо закрываетъ глаза и шепчетъ:

Я устала... Извини меня, папа...

Папа хватаетъ себя за волосы и убѣгаетъ въ кабинетъ. Тамъ онъ нѣкоторое время мелькаетъ изъ угла въ уголъ. Потомъ рѣшительно бросаетъ на полъ недокуренную папиросу (за что ему всегда достается отъ мамы) и кричитъ горничной:

Ольга! Пальто и шляпу! Въ переднюю выходитъ жена.

Ты куда, Саша? — спрашиваетъ она. Онъ тяжело дышитъ, застегивая пуговицы пальто.

Я самъ, Машенька, не знаю куда... Только, кажется, я сегодня къ вечеру и въ самомъ дѣлѣ приведу сюда, къ намъ, настоящаго слона.

Жена смотритъ на него тревожно.

Милый, здоровъ ли ты? Не болитъ ли у тебя голова? Можетъ-быть, ты плохо спалъ сегодня?

Я совсѣмъ не спалъ, — отвѣчаетъ онъ сердито. — Я вижу, ты хочешь спросить, не сошелъ ли я съ ума? Покамѣстъ нѣтъ еще. До свиданья! Вечеромъ все будетъ видно.

И онъ исчезаетъ, громко хлопнувъ входной дверью.

IV.

Черезъ два часа онъ сидитъ въ звѣринцѣ, въ первомъ ряду, и смотритъ, какъ ученые звѣри, по приказанію хозяина, выдѣлываютъ разныя штуки. Умныя собаки прыгаютъ, кувыркаются, танцуютъ, поютъ подъ музыку, складываютъ слова изъ большихъ картонныхъ буквъ. Обезьянки — однѣ въ красныхъ юбкахъ, другія въ синихъ штанишкахъ — ходятъ по канату и ѣздятъ верхомъ на большомъ пуделѣ. Огромные рыжіе львы скачутъ сквозь горящіе обручи. Неуклюжій тюлень стрѣляетъ изъ пистолета. Подъ конецъ выводятъ слоновъ. Ихъ три: одинъ большой, два совсѣмъ маленькіе, карлики, но все-таки ростомъ куда больше, чѣмъ лошадь. Странно смотрѣть, какъ эти громадныя животныя, на видъ такія неповоротливыя и тяжелыя, исполняютъ самые трудные фокусы, которые не подъ силу и очень ловкому человѣку. Особенно отличается самый большой слонъ. Онъ становится сначала на заднія лапы, садится, становится на голову, ногами вверхъ, ходитъ по деревяннымъ бутылкамъ, ходитъ по катящейся бочкѣ, переворачиваетъ хоботомъ страницы большой картонной книги, и наконецъ садится за столъ и, повязавшись салфеткой, обѣдаетъ, совсѣмъ какъ благовоспитанный мальчикъ.

Представленіе оканчивается. Зрители расходятся. Надинъ отецъ подходитъ къ толстому нѣмцу, хозяину звѣринца. Хозяинъ стоитъ за дощатой перегородкой и держитъ во рту большую черную сигару.

Извините, пожалуйста, — говоритъ Надинъ отецъ. — Не можете ли вы отпустить вашего слона ко мнѣ домой на нѣкоторое время?

Нѣмецъ отъ удивленія широко открываетъ глаза и даже ротъ, отчего сигара падаетъ на землю. Онъ, кряхтя, нагибается, подымаетъ сигару, вставляетъ ее опять въ ротъ и только тогда произноситъ:

Отпустить? Слона? Домой? Я васъ не понимаю.

По глазамъ нѣмца видно, что онъ тоже хочетъ спросить, не болитъ ли у Надинаго отца голова... Но отецъ поспѣшно объясняетъ, въ чемъ дѣло: его единственная дочь, Надя, больна какой-то странной болѣзнью, которой даже доктора не понимаютъ, какъ слѣдуетъ. Она лежитъ ужъ мѣсяцъ въ кроваткѣ, худѣетъ, слабѣетъ съ каждымъ днемъ, ничѣмъ не интересуется, скучаетъ и потихоньку гаснетъ. Доктора велятъ ее развлекать, но ей ничто не нравится; велятъ исполнять всѣ ея желанія, но у нея нѣтъ никакихъ желаній. Сегодня она захотѣла видѣть живого слона. Неужели это невозможно сдѣлать?

И онъ добавляетъ дрожащимъ голосомъ, взявши нѣмца за пуговицу пальто:

Ну, вотъ... Я, конечно, надѣюсь, что моя дѣвочка выздоровѣетъ. Но... спаси Богъ... вдругъ ея болѣзнь окончится плохо... вдругъ дѣвочка умретъ?.. Подумайте только: вѣдь меня всю жизнь будетъ мучить мысль, что я не исполнилъ ея послѣдняго желанія!..

Нѣмецъ хмурится и въ раздумьѣ чешетъ мизинцемъ лѣвую бровь. Наконецъ онъ спрашиваетъ:

Гм... А сколько вашей дѣвочкѣ лѣтъ?

Шесть.

Гм... Моей Лизѣ тоже шесть. Гм... Но, знаете, вамъ это будетъ дорого стоить. Придется привести слона ночью и только на слѣдующую ночь увести обратно. Днемъ нельзя. Соберется публикумъ, и сдѣлается одинъ скандалъ... Такимъ образомъ выходитъ, что я теряю цѣлый день, и вы мнѣ должны возвратить убытокъ.

О, конечно, конечно... не безпокойтесь объ этомъ...

Потомъ: позволитъ ли полиція вводить одинъ слонъ въ одинъ домъ?

Я это устрою. Позволитъ.

Еще одинъ вопросъ: позволитъ ли хозяинъ вашего дома вводить въ свой домъ одинъ слонъ?

Позволитъ. Я самъ хозяинъ этого дома.

Ага! Это еще лучше. И потомъ еще одинъ вопросъ: въ которомъ этажѣ вы живете?

Во второмъ.

Гм... Это уже не такъ хорошо... Имѣете ли вы въ своемъ домѣ широкую лѣстницу, высокій потолокъ, большую комнату, широкія двери и очень крѣпкій полъ? Потому что мой Томми имѣетъ высоту 3 аршина и 4 вершка, а въ длину 4 аршинъ. Кромѣ того онъ вѣситъ 112 пудовъ.

Надинъ отецъ задумывается на минуту.

Знаете ли что? — говоритъ онъ. — Поѣдемъ сейчасъ ко мнѣ и разсмотримъ все на мѣстѣ. Если надо, я прикажу расширить проходъ въ стѣнахъ.

Очень хорошо! — соглашается хозяинь звѣринца.

V.

Ночью слона ведутъ въ гости къ больной дѣвочкѣ.

Въ бѣлой попонѣ онъ важно шагаетъ по самой серединѣ улицы, покачиваетъ головой и то свиваетъ, то развиваетъ хоботъ. Вокругъ него, несмотря на поздній часъ, большая толпа. Но слонъ не обращаетъ на нее вниманія: онъ каждый день видитъ сотни людей въ звѣринцѣ. Только одинъ разъ онъ немного разсердился.

Какой-то уличный мальчишка подбѣжалъ къ нему подъ самыя ноги и началъ кривляться на потѣху зѣвакамъ.

Тогда слонъ спокойно снялъ съ него хоботомъ шляпу и перекинулъ ее черезъ сосѣдній заборъ, утыканный гвоздями.

Городовой идетъ среди толпы и уговариваетъ ее:

Господа, прошу разойтись. И что вы тутъ находите такого необыкновеннаго? Удивляюсь! Точно не видали никогда живого слона на улицѣ.

Подходятъ къ дому. На лѣстницѣ, такъ же какъ и по всему пути слона, до самой столовой, всѣ двери растворены настежь, для чего приходилось отбивать молоткомъ дверныя щеколды. Точно такъ же дѣлалось однажды, когда въ домъ вносили большую чудотворную икону.

Но передъ лѣстницей слонъ останавливается въ безпокойствѣ и упрямится.

Надо дать ему какое-нибудь лакомство... — говоритъ нѣмецъ. — Какой-нибудь сладкій булка, или что... Но... Томми!.. Ого-го... Томми!..

Надинъ отецъ бѣжитъ въ сосѣднюю булочную и покупаетъ большой круглый фисташковый тортъ. Слонъ обнаруживаетъ желаніе проглотить его цѣликомъ вмѣстѣ съ картонной коробкой, но нѣмецъ даетъ ему всего четверть. Тортъ приходится по вкусу Томми, и онъ протягиваетъ хоботъ за вторымъ ломтемъ. Однако нѣмецъ оказывается хитрѣе. Держа въ рукѣ лакомство, онъ подымется вверхъ со ступеньки на ступеньку, и слонъ съ вытянутымъ хоботомъ, съ растопыренными ушами, поневолѣ слѣдуетъ за нимъ. На площадкѣ Томми получаетъ второй кусокъ.

Такимъ образомъ его приводятъ въ столовую, откуда заранѣе вынесена вся мебель, а полъ густо застланъ соломой... Слона привязываютъ за ногу къ кольцу, ввинченному въ полъ. Кладутъ передъ нимъ свѣжей моркови, капусты и рѣпы. Нѣмецъ располагается рядомъ, на диванѣ. Тушатъ огни, и всѣ ложатся спать.

VI.

На другой день дѣвочка просыпается чуть свѣтъ и прежде всего спрашиваетъ:

А что же слонъ? Онъ пришелъ?

Пришелъ — отвѣчаетъ мама: — но только онъ велѣлъ, чтобы Надя сначала умылась, а потомъ съѣла яйцо всмятку и выпила горячаго молока.

А онъ добрый?

Онъ добрый. Кушай, дѣвочка. Сейчасъ мы пойдемъ къ нему.

А онъ смѣшной?

Немножко. Надѣнь теплую кофточку.

Яйцо быстро съѣдено, молоко выпито. Надю сажаютъ въ ту самую колясочку, въ которой она ѣздила, когда была еще такой маленькой, что совсѣмъ не умѣла ходить, и везутъ въ столовую.

Слонъ оказывается гораздо больше, чѣмъ думала Надя, когда разглядывала его на картинкѣ. Ростомъ онъ только чуть-чуть пониже двери, а въ длину занимаетъ половину столовой. Кожа на немъ грубая, въ тяжелыхъ складкахъ. Ноги толстыя, какъ столбы. Длинный хвостъ съ чѣмъ-то въ родѣ помела на концѣ. Голова въ большихъ шишкахъ. Уши большія, какъ лопухи, и висятъ внизъ. Глаза совсѣмъ крошечные, но умные и добрые. Клыки обрѣзаны. Хоботъ — точно длинная змѣя и оканчивается двумя ноздрями, а между ними подвижной, гибкій палецъ. Если бы слонъ вытянулъ хоботъ во всю длину, то навѣрно досталъ бы онъ имъ до окна.

Дѣвочка вовсе не испугана. Она только немножко поражена громадной величиной животнаго. Зато нянька, шестнадцатилѣтняя Поля, начинаетъ визжать отъ страха.

Хозяинъ слона, нѣмецъ, подходитъ къ колясочкѣ и говоритъ:

Добраго утра, барышня. Пожалуйста, не бойтесь. Томми очень добрый и любитъ дѣтей.

Дѣвочка протягиваетъ нѣмцу свою маленькую, блѣдную ручку.

Здравствуйте, какъ вы поживаете? — отвѣчаетъ она. — Я вовсе, ни капельки не боюсь. А какъ его зовутъ?

Томми.

Здравствуйте, Томми, — произноситъ дѣвочка и кланяется головой. Оттого, что слонъ такой большой, она не рѣшается говорить ему на ты. — Какъ вы спали эту ночь?

Она и ему протягиваетъ руку. Слонъ осторожно беретъ и пожимаетъ ея тоненькіе пальчики своимъ подвижнымъ сильнымъ пальцемъ и дѣлаетъ это гораздо нѣжнѣе, чѣмъ докторъ Михаилъ Петровичъ. При этомъ слонъ качаетъ головой, а его маленькіе глаза совсѣмъ сузились, точно смѣются.

Вѣдь онъ все понимаетъ? — спрашиваетъ дѣвочка нѣмца.

О, рѣшительно все, барышня!

Но только онъ не говоритъ?

Да, вотъ только не говоритъ. У меня, знаете, есть тоже одна дочка, такая же маленькая, какъ и вы. Ее зовутъ Лиза. Томми съ ней большой, очень большой пріятель.

А вы, Томми, уже пили чай? — спрашиваетъ дѣвочка слона.

Слонъ опять вытягиваетъ хоботъ и дуетъ въ самое лицо дѣвочки теплымъ, сильнымъ дыханіемъ, отъ чего легкіе волосы на головѣ дѣвочки разлетаются во всѣ стороны.

Надя хохочетъ и хлопаетъ въ ладоши. Нѣмецъ густо смѣется. Онъ самъ такой большой, толстый и добродушный, какъ слонъ, и Надѣ кажется, что они оба похожи другъ на друга. Можетъ-быть, они родня?

Нѣтъ, онъ не пилъ чаю, барышня. Но онъ съ удовольствіемъ пьетъ сахарную воду. Также онъ очень любитъ булки.

Приносятъ подносъ съ булками. Дѣвочка угощаетъ слона, Онъ ловко захватываетъ булку своимъ пальцемъ, и, согнувъ хоботъ кольцомъ прячетъ ее куда-то внизъ подъ голову, гдѣ у него движется смѣшная, треугольная, мохнатая нижняя губа. Слышно, какъ булка шуршитъ о сухую кожу. То же самое Томми продѣлываетъ съ другой булкой, и съ третьей, и съ четвертой, и съ пятой, и въ знакъ благодарности киваетъ головой, и его маленькіе глазки еще больше суживаются отъ удовольствія. А дѣвочка радостно хохочетъ.

Когда всѣ булки съѣдены, Надя знакомитъ слона со своими куклами:

Посмотрите, Томми, вотъ эта нарядная кукла — это Соня. Она очень добрый ребенокъ, но немножко капризна и не хочетъ ѣсть супъ. А это — Наташа — Сонина дочь. Она уже начинаетъ учиться и знаетъ почти всѣ буквы. А вотъ это — Матрешка. Это моя самая первая кукла. Видите, у нея нѣтъ носа, и голова приклеена, и нѣтъ больше волосъ. Но все-таки нельзя же выгонять изъ дому старушку. Правда, Томми? Она раньше была Сониной матерью, а теперь служитъ у насъ кухаркой. Ну, такъ давайте играть, Томми: вы будете папой, а я мамой, а это будутъ наши дѣти.

Томми согласенъ. Онъ смѣется, беретъ Матрешку за шею и тащитъ къ себѣ въ ротъ. Но это только шутка. Слегка пожевавъ куклу, онъ опять кладетъ ее дѣвочкѣ на колѣни, правда, немного мокрую и помятую.

Потомъ Надя даказываетъ ему большую книгу съ картинками и объясняетъ:

Это лошадь, это канарейка, это ружье... Вотъ клѣтка съ птичкой, вотъ ведро, зеркало, печка, лопата, ворона... А это вотъ, посмотрите, это слонъ! Правда, совсѣмъ не похоже? Развѣ же слоны бываютъ текіе маленькіе, Томми?

Томми находитъ, что такихъ маленькихъ слоновъ никогда не бываетъ на свѣтѣ. Вообще ему эта картинка не нравится. Онъ захватываетъ пальцемъ край страницы и переворачиваетъ ее.

Наступаетъ часъ обѣда, но дѣвочку никакъ нельзя оторвать отъ слона. На помощь приходитъ нѣмецъ.

Позвольте, я все это устрою. Они пообѣдаютъ вмѣстѣ.

Онъ прказываетъ слону сѣсть. Слонъ послушно садится, отчего полъ во всей квартирѣ сотрясается и дребезжитъ посуда въ шкапу, а у нижнихъ жильцовъ сыплется съ потолка штукатурка. Напротивъ его садится дѣвочка. Между ними ставятъ столъ. Слону подвязываютъ скатерть вокругъ шеи, и новые друзья начинаютъ обѣдать. Дѣвочка ѣстъ супъ изъ курицы и котлетку, а слонъ — равныя овощи и салатъ. Дѣвочкѣ даютъ крошечную рюмку хересу, а слону — теплой воды со стаканомъ рома, и онъ съ удовольствіемъ вытягиваетъ этотъ напитокъ хоботомъ изъ миски. Затѣмъ они получаютъ сладкое — дѣвочка чашку какао, а слонъ половину торта, на этотъ разъ орѣховаго. Нѣмецъ въ это время сидитъ съ папой въ гостиной — и съ такимъ же наслажденіемъ, какъ и слонъ, пьетъ пиво, только въ большемъ количествѣ.

Послѣ обѣда приходятъ какіе-то папины знакомые, ихъ еще въ передней предупреждаютъ о слонѣ, чтобы они не испугались. Сначала они не вѣрятъ, а потомъ, увидѣвъ Томми, жмутся къ дверямъ.

Не бойтесь, онъ добрый! — успокаиваетъ ихъ дѣвочка.

Но знакомые поспѣшно уходятъ въ гостиную и, не просидѣвъ и пяти минутъ, уѣзжаютъ.

Наступаетъ вечеръ. Поздно. Дѣвочкѣ пора спать. Однако ее невозможно оттащить отѣ слона. Она такъ и засыпаетъ около него, и ее уже сонную отвозятъ въ дѣтскую. Она даже не слышитъ, какъ ее раздѣваютъ.

Въ эту ночь Надя видитъ во снѣ, что она женилась на Томми, и у нихъ много дѣтей, маленькихъ, веселыхъ слонятокъ. Слонъ, котораго ночью отвели въ звѣринецъ, тоже видитъ во снѣ милую, ласковую дѣвочку. Кромѣ того, ему снятся большіе торты, орѣховые и фисташковые, величиною съ ворота...


Утромъ дѣвочка просыпается бодрая, свѣжая и, какъ въ прежнія времена, когда она была еще здорова, кричитъ на весь домъ, громко и нетерпѣливо:

Мо-лоч-ка!

Услышавъ этотъ крикъ, мама радостно крестится у себя въ спальнѣ.

Но дѣвочка тутъ же вспоминаетъ о вчерашнемъ и спрашиваетъ:

А слонъ?

Ей объясняютъ, что слонъ ушелъ домой по дѣламъ, что у него есть дѣти, которыхъ нельзя оставлять однихъ, что онъ просилъ кланяться Надѣ, и что онъ ждетъ ее къ себѣ въ гости, когда от будетъ здорова.

Дѣвочка хитро улыбается и говоритъ:

Передайте Томми, что я уже совсѣмъ здорова!

Источникъ: А. И. Купринъ. Разсказы для дѣтей. — Парижъ: Русское Книгоиздательство «Сѣверъ», 1921. — С. 70-87. («Библіотека зеленой палочки»)

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0