Русскіе классики XVIII – нач. XX вв. въ старой орѳографіи
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Литературное наслѣдіе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе писатели

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
Ж | З | И | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ч | Ш | Я | N

Основные авторы

А. С. Пушкинъ († 1837 г.)
-
М. Ю. Лермонтовъ († 1841 г.)
-
Н. В. Гоголь († 1852 г.)
-
И. А. Крыловъ († 1844 г.)

Раздѣлы сайта

Духовная поэзія
-
Русская идея
-
Дѣтское чтеніе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 22 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Б

С. С. Бехтѣевъ († 1954 г.)
Видѣніе дивѣевской старицы. [1922.]

Зима лихолѣтія 1917 года.

Зимняя ночь и трескучій морозъ на дворѣ;
Ели и сосны безмолвно стоятъ въ серебрѣ.
Тихо, безлюдно, ни звука не слышно кругомъ;
Боръ вѣковой позабылся таинственнымъ сномъ.
Въ сизомъ туманѣ, надъ бѣлой поляной одна,
Робко, какъ призракъ, скользитъ золотая луна;
Блещетъ огнями на рыхлыхъ алмазныхъ снѣгахъ,
Ярко играя на скитскихъ червонныхъ крестахъ,
Мирно обитель въ сугробахъ навѣянныхъ спитъ;
Только вдали огонекъ одинокій блеститъ.
Въ кельѣ сосновой, окутанной трепетной мглой,
Жарко лампада горитъ предъ Иконой Святой.
Пламя, мерцая, то гаснетъ, то вспыхнувъ, дрожитъ;
Старица Ксенья на образъ съ любовью глядитъ.
Катятся слезы изъ старенькихъ, слѣпенькихъ глазъ;
Шепчутъ уста: «О, Господь, заступись Ты за насъ!
Гибнетъ Россія; крамола по царству растетъ;
Мутитъ нечистый простой, православный народъ.
Кровь обагрила родные поля и лѣса;
Плачетъ и стонетъ кормилица наша земля.
Сжалься, Спаситель, надъ темной, безумной страной:
Души смири, распаленныя долгой войной.
Русь православная гибнетъ на радость врагамъ;
Сжалься Господь, не карай насъ по нашимъ грѣхамъ.
Боже Великій, создавшій и твердь и моря,
Къ намъ снизойди и верни намъ роднаго Царя!..»

                            *       *       *
Зимняя ночь и трескучій морозъ на дворѣ;
Ели и сосны безмолвно стоятъ въ серебрѣ.
Тихо, безлюдно; ни звука не слышно кругомъ;
Боръ вѣковой позабылся таинственнымъ сномъ.
Жарко лампада горитъ предъ Иконой Святой;
Старица смотритъ — и видитъ Христа предъ собой:
Скорбныя очи съ любовью глядятъ на нее,
Словно хотятъ успокоить, утѣшить ее,
Нѣжно сказавъ: «— Не печалься убогая дщерь,
Духомъ не падай, надѣйся, молися и вѣрь».
Робко лампада, мерцая во мракѣ, горитъ;
Старица скорбно, во мглу, въ безпредѣльность глядитъ.
Смотритъ и видитъ, молитву честную творя, —
Рядомъ съ Христомъ Самаго Страстотерпца Царя!
Ликъ его скорбенъ; печаль на державномъ лицѣ;
Вмѣсто короны стоитъ онъ въ терновомъ вѣнцѣ;
Капли кровавыя тихо спадаютъ съ чела;
Дума глубокая въ складкахъ бровей залегла.
Смотритъ отшельница, смотритъ, и чудится ей —
Въ обликъ единый сливаются въ безднѣ тѣней
Образъ Господень и Образъ Страдальца-Царя...
Молится Ксенья, смиренною вѣрой горя:
«Боже Великій, единый, безгрѣшный, святой,
Сущность видѣнья рабѣ бесталанной открой;
Умъ просвѣти, чтобъ могла я душою понять
Воли Твоей недоступную мнѣ благодать!..»

                            *       *       *
Зимняя ночь и трескучій морозъ на дворѣ;
Ели и сосны безмолвно стоятъ въ серебрѣ.
Тихо, безлюдно; ни звука не слышно кругомъ;
Боръ вѣковой позабылся таинственнымъ сномъ.
Жарко лампада предъ Образомъ Спаса горитъ;
Старица Ксенья во мглу въ безпредѣльность глядитъ.
Видитъ она — лучезарный, нездѣшній чертогъ;
Въ храминѣ столъ установленъ, стоитъ поперекъ:
Яства и чаши для званныхъ стоятъ;
И съ Іисусомъ Двѣнадцать за брашной сидятъ,
И за столомъ, ближе всѣхъ, одесную Его,
Видитъ она Николая, Царя своего.
Кротокъ и свѣтелъ Его торжествующій Ликъ,
Будто Онъ счастье желанное сердцемъ постигъ,
Будто открылись Его свѣтозарнымъ очамъ
Тайны, незримыя нашимъ грѣховнымъ глазамъ,
Блещетъ въ алмазахъ Его драгоцѣнный вѣнецъ;
Съ плечь ниспадаетъ порфиры червленный багрецъ;
Свѣтелъ, какъ солнце, державный, ликующій взоръ;
Ясенъ, какъ неба лазурный просторъ.
Падаютъ слезы изъ старенькихъ, слѣпенькихъ глазъ:
«Батюшка Царь, помолись Ты, кормилецъ за насъ!»
Шепчетъ старушка, и тихо разверзлись уста;
Слышится слово, завѣтное слово Христа:
«Дщерь, не печалься: Царя твоего, возлюбя
Первымъ поставлю Я въ Царствѣ Святыхъ у Себя!»

                            *       *       *
Зимняя ночь и трескучій морозъ на дворѣ;
Ели и сосны безмолвно стоятъ въ серебрѣ.
Тихо, безлюдно, ни звука не слышно кругомъ;
Боръ вѣковой позабылся таинственнымъ сномъ.

25 ноября 1922 года. Старый Футобъ.

Источникъ: Сергѣй Бехтѣевъ. Видѣніе дивѣевской старицы. // Православная жизнь. Приложеніе къ «Православной Руси». № 3. Мартъ 1955. — Jordanville: Holy Trinity Monastery, 1955. — С. 10-12.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0