Русскіе классики XVIII – нач. XX вв. въ старой орѳографіи
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Литературное наслѣдіе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе писатели

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
Ж | З | И | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ч | Ш | Я | N

Основные авторы

А. С. Пушкинъ († 1837 г.)
-
М. Ю. Лермонтовъ († 1841 г.)
-
Н. В. Гоголь († 1852 г.)
-
И. А. Крыловъ († 1844 г.)

Раздѣлы сайта

Духовная поэзія
-
Русская идея
-
Дѣтское чтеніе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 21 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Б

Евгеній Абрамовичъ Баратынскій († 1844 г.)

Евгений Абрамович БаратынскийБаратынскій Евгеній Абрамовичъ (1800 – 1844), одинъ изъ талантливѣйшихъ поэтовъ пушкинской эпохи, родился 19-го февраля 1800 г., въ Кирсановскомъ уѣздѣ Тамбовской губерніи, въ селѣ Вяжлѣ. Не кончивъ курса въ Пажескомъ корпусѣ, онъ служилъ рядовымъ въ лейбъ-гвардіи Егерскомъ полку; произведенный въ 1820 г. въ унтеръ-офицеры, онъ былъ переведенъ въ Нейшлотскій пѣхотный полкъ, стоявшій въ Финляндіи. Пробывъ здѣсь около шести лѣтъ и получивъ офицерскій чинъ, Баратынскій вышелъ въ отставку, женился и поселился въ Москвѣ. Въ 1843 г. онъ предпринялъ путешествіе за-границу: посѣтилъ Германію, Францію и Италію, гдѣ, по прибытіи въ Неаполь, скоропостижно скончался 29-го іюня 1844 г. Тѣло покойнаго было перевезено въ Петербургъ и погребено въ Александро-Невской лаврѣ, на Лазаревскомъ кладбищѣ, близъ могилъ Гнѣдича и Крылова. Современники высоко цѣнили поэтическое дарованіе Баратынскаго. далѣе>>

Сочиненія

Е. А. Баратынскій († 1844 г.)
20. Финляндія. [1820.]

Громады вѣчныхъ скалъ, гранитныя пустыни!
Вы дали страннику убѣжище и кровъ;
Ему нужнѣй покой обманчивыхъ даровъ
Слѣпой, взыскательной и вѣтреной богини.
Забытый отъ людей, забытый отъ молвы,
Доволенъ будетъ онъ угломъ уединеннымъ;
Онъ счастье въ немъ найдетъ, онъ будетъ, какъ и вы,
Въ премѣнахъ рока неизмѣннымъ.

       Какъ все вокругъ меня плѣняетъ грозно взоръ!
Пустынный неба сводъ, угрюмый видъ Природы,
О каменистый брегъ дробящіяся воды
       И дремлющій надъ ними боръ!
Скалы далекія подернулись туманомъ,
Въ зерцалѣ зыбкихъ водъ глядится черный лѣсъ;
Все тихо! все молчитъ! и блѣдный сводъ небесъ
       Слился съ безбрежнымъ океаномъ.
Здѣсь все бесѣдуетъ съ уныніемъ моимъ:
И сосенъ шумъ глухой, и волнъ неясный лепетъ
Какъ будто бы знакомъ, какъ будто внятенъ имъ
       Младого сердца томный трепетъ.
       Здѣсь, окруженный тишиной
Природы, дремлющей подъ кровомъ ночи звѣздной,
Люблю сидѣть одинъ надъ сумрачною бездной,
Молчать и въ даль летѣть душой.
Здѣсь въ думу важную невольно погруженной,
Люблю воспоминать о сильныхъ прежнихъ дней,
О бурной жизни ихъ средь копій, средь мечей,
       Безумствамъ громкимъ посвященной.

       Ничто не прочно на земли:
Ложатся грады въ прахъ, и рушатся державы.
Не здѣсь-ли нѣкогда съ побѣдой протекли
Сыны Оденовы, любимцы бранной славы?
Слѣды минувшаго исчезли въ сихъ мѣстахъ,
Отзывы праздные не вторятъ пѣснѣ Скальда,
Молва умолкнула о спутникахъ Роальда,
       О древнихъ сильныхъ племенахъ;
Развѣялъ бурный вѣтръ торжественные клики,
Забыли правнуки о подвигахъ отцовъ,
Померкла слава ихъ, — и въ прахѣ ихъ боговъ
       Лежатъ низверженные лики.

И все вокругъ меня въ глубокой тишинѣ:
Не слышенъ стукъ мечей, давно умолкли бои.
Куда вы скрылися, полночные герои!
Мой взоръ теряется въ бездонной вышинѣ:
Не вы-ли, блѣдныя вперивъ на звѣзды очи,
Плывете въ облакахъ туманною толпой?
Не вы-ль?... отвѣтствуйте! вамъ слышенъ голосъ мой,
       Одушевите сумракъ ночи.
Сыны могучіе сихъ грозныхъ, вѣчныхъ скалъ,
Какъ отдѣлились вы отъ каменной отчизны?
Зачѣмъ печальны вы? и я-ли прочиталъ
На лицахъ сумрачныхъ улыбку укоризны?
И вы сокрылися въ обители тѣней!
И ваши имена не пощадило время!
Что-жъ наши подвиги? что слава нашихъ дней?
       Что наше вѣтреное племя?
О, все своей чредой исчезнетъ въ безднѣ лѣтъ;
Для всѣхъ одинъ законъ — законъ уничтоженья,
Во всемъ мнѣ слышится таинственный привѣтъ
       Обѣтованнаго забвенья!

Но я, въ безвѣстности для жизни жизнь любя,
Могу-ль себя томить гадательной тоскою?
Пусть все разрушится, пусть все умретъ со мною:
Не вѣчный для временъ, я вѣченъ для себя.
Златые призраки, златыя сновидѣнья,
Желанья пылкія, слетитеся толпой!
Пусть жадно буду пить обманутой душой
Изъ чаши юности волшебство заблужденья.
Что нужды до былыхъ иль будущихъ племенъ?
Я не для нихъ бренчу незвонкими струнами:
Я, невнимаемый, довольно награжденъ
За звуки звуками, а за мечты мечтами.

Источникъ: Полное собраніе сочиненій Е. А. Боратынскаго. Томъ первый. Подъ редакціей и съ примѣчаніями М. Л. Гофмана. — Изданіе изящной словесности   И м п е р а т о р с к о й   Академіи Наукъ. — СПб.: Печатано въ Типографіяхъ   И м п е р а т о р с к о й   Академіи Наукъ и Государственной, 1914. — С. 16-18. [Академическая Библіотека Русскихъ Писателей. Выпускъ 10-й.]

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0