Русскіе классики XVIII – нач. XX вв. въ старой орѳографіи
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Литературное наслѣдіе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе писатели

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
Ж | З | И | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ч | Ш | Я | N

Основные авторы

А. С. Пушкинъ († 1837 г.)
-
М. Ю. Лермонтовъ († 1841 г.)
-
Н. В. Гоголь († 1852 г.)
-
И. А. Крыловъ († 1844 г.)

Раздѣлы сайта

Духовная поэзія
-
Русская идея
-
Дѣтское чтеніе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 19 ноября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 29.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ЛИТЕРАТУРНОЕ НАСЛѢДІЕ РОССІИ

«ЛИТЕРАТУРНОЕ НАСЛѢДІЕ РОССІИ» — ОДИНЪ ИЗЪ ПРОЕКТОВЪ «РУССКАГО ПОРТАЛА»

Сайтъ основанъ 26 Мая 2009 г. (8 Іюня 2009 г. по н. ст.) въ день 210-лѣтія со дня рожденія Александра Сергѣевича Пушкина.
RSS-каналъ сайтаhttp://www.russportal.ru/news/rss.php?h=7.         Разсылка новостейhttp://www.russportal.ru/subscribe
Экспортъ новостей въ «Живомъ журналѣ»http://russportal.livejournal.com

«Русь».

Н. В. ГогольРусь! Русь! вижу тебя изъ моего чуднаго, прекраснаго далека, тебя вижу. Бѣдна природа въ тебѣ; не развеселятъ, не испугаютъ взоровъ дерзкія ея дива, вѣнчанныя дерзкими дивами искусства, — города съ многооконными высокими дворцами, вросшими въ утесы, картинные дерева и плющи, вросшіе въ домы, въ шумѣ и въ вѣчной пыли водопадовъ; не опрокинется назадъ голова посмотрѣть на громоздящіяся безъ конца надъ нею и въ вышинѣ каменныя глыбы; не блеснутъ сквозь наброшенныя одна на друтую темныя арки, опутанныя виноградными сучьями, плющами и несмѣтными милліонами дикихъ розъ, не блеснутъ сквозь нихъ вдали вѣчныя линіи сіяющихъ горъ, несущихся въ серебряныя, ясныя небеса. Открыто-пустынно и ровно все въ тебѣ; какъ точки, какъ значки, непримѣтно торчатъ среди равнинъ невысокіе твои города; ничто не обольститъ и не очаруетъ взора. Но какая же непостижимая, тайная сила влечетъ къ тебѣ? Почему слышится и раздается немолчно въ ушахъ твоя тоскливая, несущаяся по всей длинѣ и ширинѣ твоей, отъ моря до моря, пѣсня? Чтó въ ней, въ этой пѣснѣ? Что зоветъ и рыдаетъ, и хватаетъ за сердце? Какіе звуки болѣзненно лобзаютъ и стремятся въ душу, и вьются около моего сердца? Русь! чего же ты хочешь отъ меня? Какая непостижимая связь таится между нами? Что глядишь ты такъ, и зачѣмъ все, что ни есть въ тебѣ, обратило на меня полныя ожиданія очи?.. И еще, полный недоумѣнія, неподвижно стою я, а уже главу осѣнило грозное облако, тяжелое грядущими дождями, и онѣмѣла мысль предъ твоимъ пространствомъ. Чтó пророчитъ сей необъятный просторъ? Здѣсь ли, въ тебѣ ли не родиться безпредѣльной мысли, когда ты сама безъ конца? Здѣсь ли не быть богатырю, когда есть мѣсто, гдѣ развернуться и пройтись ему? И грозно объемлетъ меня могучее пространство, страшною силою отразясь въ глубинѣ моей; неестественною властью освѣтились мои очи... У! какая сверкающая, чудная, незнакомая землѣ даль! Русь!.. (Н. В. Гоголь. Отрывокъ изъ XI гл. I т. «Мертвыхъ душъ».)

Анонсы обновленій

ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "СТАРАЯ АКАДЕМІЯ". ГЛАВА 8-Я (1932)

Генерал Атаман Всевеликого Войска Донского Петр Николаевич Краснов «Лекціи въ Академіи шли отъ десяти часовъ утра до двухъ съ половиной дня, съ получасовымъ перерывомъ въ двѣнадцать часовъ, на завтракъ. Каждая лекція должна была продолжаться ровно сорокъ пять минутъ. Сигналовъ не полагалось. Были только короткіе и негромкіе электрическіе звонки, предварявшіе объ истеченіи сорока пяти минутнаго срока. Лекціи по тактикѣ и по военной исторіи почти всегда были двухчасовыя. Стратегію намъ читалъ самъ Начальникъ Академіи, генералъ отъ инфантеріи Лееръ. И то, что это былъ Начальникъ Академіи и «полный генералъ», а болѣе того, что это былъ міровой авторитетъ, ученый стратегъ, высокопочитаемый заграницей, создавало особенно торжественную атмосферу на его лекціяхъ. Полная, священная тишина. Слушали, затаивъ дыханіе. Что называется — муха прелетитъ — слышно. Генералъ Лееръ читалъ, то стоя на кафедрѣ, то похаживая мягкими, неслышными шагами по аудиторіи. Рѣдко садился на стулъ. Голосъ былъ ровный, мѣрный, негромкій, усыпляющій. Онъ читалъ гладко, безъ запинокъ, какъ хорошо выученный урокъ. Тактику читалъ молодой, талантливый профессоръ, полковникъ Николай Александровичъ Орловъ. Средняго роста, полный, румяный, въ рыжеватой русской бородѣ, съ большими, на выкатѣ, веселыми глазами, въ сюртукѣ и въ высокихъ сапогахъ, совсѣмъ «купчикъ-голубчикъ» изъ комедіи Островскаго, онъ входилъ на кафедру и громкимъ голосомъ, съ великолѣпною дикціей начиналъ свою лекцію. Онъ читалъ намъ то самое, что мы учили въ училищѣ...» («Русскій Инвалидъ». Парижъ, 1932.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "СТАРАЯ АКАДЕМІЯ". ГЛАВА 7-Я (1932)

Генерал Атаман Всевеликого Войска Донского Петр Николаевич Краснов «Великолѣпно натертые паркетные полы чертежнаго зала отсвѣчивали и отражали шкапы и столы, какъ тихая вода. У оконъ, съ занавѣшенными синими штофными занавѣсками нижними рядами стеколъ, стояли желтые, полированные столы и передъ ними табуреты. Вдоль стѣнъ были шкапы. Изъ нихъ полк. Зейфертъ раздавалъ намъ маленькія карточки съ великолѣпно начерченными тушью горками, долами, тальвегами, перевалами и тѣснинами. Передъ каждымъ изъ насъ былъ поставленъ стаканъ воды и фарфоровое блюдечко. Благоговѣйная тишина стояла въ залѣ. Почему-то даже говорили въ полголоса, придушенными голосами. Намъ предлагали заняться «штрихоблудіемъ». Полковникъ Зейфертъ, — я не могу объяснить, почему онъ былъ вѣчнымъ полковникомъ: кажется, потому, что мѣсто занимаемое имъ въ академіи по штатамъ не допускало его производства въ генералы, а онъ не хотѣлъ его лишаться, — полковникъ Зейфертъ, маленькій старичекъ, съ длинными сѣдыми бакенбардами, настоящій гномъ изъ сказки, въ потертомъ старомъ сюртукѣ, неслышными шагами ходилъ между столами, склонялся надъ кѣмъ-нибудь и внимательно смотрѣлъ, какъ кто работаетъ. Я былъ хорошій рисовальщикъ и отлично ситуировалъ въ училищѣ. У меня была рука мягкая и въ то же время вѣрная. Разведя тушь и попробовавъ ее, я, по чуть намѣченнымъ карандашемъ (№4) линіямъ горизонталей, велъ смѣлые, увѣренные штрихи. Они ложились штрихъ за штрихомъ, тонкіе, увѣренные, безъ заусеницъ...» («Русскій Инвалидъ». Парижъ, 1932.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "СТАРАЯ АКАДЕМІЯ". ГЛАВА 6-Я (1932)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Пестрой шеренгой, опять по полкамъ, мы построились въ длинной и узкой чертежной залѣ. Пестрѣли бѣлые колеты кирасиръ, алые и голубые мундиры казаковъ, лѣвый флангъ былъ теменъ отъ строгихъ, безъ пуговицъ, мундировъ армейской артиллеріи, саперъ и пѣхоты. «Классныя дамы», не хуже полковыхъ унтеръ-офицеровъ, равняли и оправляли насъ. Мы ждали Начальника Академіи, ген.-отъ-инф. Генриха Антоновича Леера. Во время экзакеновъ мы видали его только мелькомъ, теперь мы должны были услышать его слово. Если бы я былъ художникомъ и мнѣ для какой-нибудь картины былъ нуженъ типъ профессора тогдашней академіи генеральнаго штаба, настоящаго начальника «табуретной кавалеріи», я бы лучшей натуры не нашелъ бы. Мелкими шагами, неторопливо и важно онъ вошелъ въ залъ. За нимъ шелъ полковникъ Золотаревъ. Генералъ Лееръ былъ средняго роста и довольно тученъ. Большая голова, съ хорошо сохранившимися на широкомъ «ученомъ» черепѣ сѣдыми волосами, сидѣла гордо на низкой шеѣ. Почти бѣлая, оклалистая борода, мягкіе усы, тонкія и правильныя черты лица, благородная осанка дѣлали лицо красивымъ. Щеки были покрыты нѣжнымъ, розовымъ румянцемъ, свѣтло-сѣрые глаза блестѣли молодымъ блескомъ. На Леерѣ былъ длинный, до колѣнъ, черный сюртукъ съ аксельбантомъ и погонами. Свѣтлые, сѣро-синіе штаны съ генеральскими лампасами низко спускались на мягкіе полусапожки съ незвенящими шпорами. Онъ острымъ взглядомъ...» («Русскій Инвалидъ». Парижъ, 1932.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "СТАРАЯ АКАДЕМІЯ". ГЛАВА 5-Я (1932)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Для меня экзамены проходили гладко. Военные предметы: — тактика, артиллерія, фортификація — сразу дали три полные двѣнадцать... Чуть не сгубила меня математика. Никогда она мнѣ не давалась. И сейчасъ, какъ часто мнѣ снится, что мнѣ предстоитъ держать куда-то экзамены, и по всѣмъ предметамъ я хорошо подготовленъ, но математики совершенно не знаю, и нѣтъ у меня времени ее приготовить. И сонъ становится подлиннымъ кошмаромъ. Я знаю, что Наполеонъ былъ прекраснымъ математикомъ. Какъ будто, — точныхъ свѣдѣній объ этомъ нѣтъ, — и Суворовъ былъ не плохъ по математикѣ. Хотя?.. Сталъ бы онъ задавать вопросы, сколько звѣздъ на небѣ, если бы занимался изслѣдованіемъ безконечно большихъ величинъ?.. Но я никогда и не лѣзъ въ Наполеоны, ни въ Суворовы... А какъ по математикѣ былъ Донской атаманъ гр. Платовъ?.. А Скобелевъ? Мюратъ? Зейдлицъ и Цитенъ?.. Фонъ Розенбергъ?.. А уже, что Денисъ Давыдовъ не очень ее жаловалъ — это навѣрно... Съ тяжелымъ сердцемъ и большою заботою я шелъ на экзаменъ, гдѣ три старыхъ тигра — и какихъ!! — двое — міровыя знаменитости: — Штубендорфъ и Шарнгорстъ и третій — Зейфертъ должны были тянуть изъ меня мои скудныя знанія и испытывать мою сообразительность. Совсѣмъ плохо вышло у меня по ариѳметикѣ... Задалъ мнѣ ген.-лейт. фонъ Штубендорфъ такую задачу, какую задавать въ пору въ какомъ-нибудь ребусѣ. Нѣчто въ родѣ китайской головоломки...» («Русскій Инвалидъ». Парижъ, 1932.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. №100 (КЪ ЮБИЛЕЮ "ЧАСОВОГО") (1933)

Журнал Часовой (Париж) «Поздравляю Васъ всѣхъ — учредителей и создателей «Часового»: П. Г. Архангельскаго, С. К. Терещенко, В. В. Полянскаго, Е. В. Тарусскаго, А. А. Вонсяцкаго и Васъ, Василій Васильевичъ, пятый годъ стоящаго на томъ посту, на который Вы встали въ январѣ 1929 года въ формѣ Дворцоваго Гренадера и на которомъ Вы остались стоятъ и посейчасъ... Нѣтъ... Не только Васъ я поздравляю съ сотымъ номеромъ «ЧАСОВОГО», но и всѣхъ Русскихъ, ибо дѣло, которое Вы дѣлаете оно для всѣхъ, въ комъ бьется Русское сердце и здѣсь въ изгнаніи и тамъ, гдѣ со снятыми и приглушенными церковными колоколами притаилась Россія — равно дорого. Пятый годъ неустаннаго труда! Преображенецъ смѣнилъ гренадера, на мѣсто Преображенца сталъ лихой матросъ гвардеецъ, кавалергардъ въ супервестѣ, павловецъ въ шапкѣ, насквозь прострѣленной въ давнемъ бою — длинная череда номеровъ журнала, дышащихъ любовью къ Россіи и ея арміи. Въ минуты раздумья, колебаній и отчаянія — я листаю ихъ. Какая красота была наша армія, какая прелесть нашъ боевой флотъ! Я увѣренъ, что многіе офицеры только черезъ Вашъ журналъ, благодаря талантливымъ статьямъ г-дъ Терещенко, Апрѣлева, Гаршина и др. познакомились со славнымъ прошлымъ и настоящимъ нашего Андреевскаго флага... Желаю Вамъ, какъ можно скорѣе перенести постъ «Часового» изъ чужого Парижа въ родной Санктъ-Петербургъ...» («Часовой». Парижъ, 1933.) далѣе...


ГЕНЕРАЛЪ П. Н. КРАСНОВЪ. ПОДЪ КАКИМЪ ЛОЗУНГОМЪ? (1933)

Царские регалии «Совѣтская республика Ленина и Сталина держались гипнозомъ «воли народа», обманомъ, небывалой еще ложью и, главное, силою штыковъ, созданной красными командирами Р.К.К.А. Чѣмъ-же будетъ держаться при анархичности Русскаго народа президентъ въ свободной республикѣ? Не знаменовала-бы такая республика — распаденіе Россіи на множество мелкихъ отдѣльныхъ республикъ (Московія, Украина, «Казакія», Грузія, Туркестанъ, Сибирь, Дальній Востокъ и пр. и т. п.), сначала живущихъ въ мирѣ а потомъ грызущихся между собою, враждующихъ? Такая демократическая Россійская республика, — вѣрнѣе — такія Россійскія демократическія республики желательны и выгодны только иностранцамъ, мечтающимъ объ уничтоженіи Россіи, какъ большого Европейскаго государства... Двѣсти лѣтъ владѣли Русью татары. А что осталось? Русь осталась, какъ была. Это она впитала въ себя татаръ. Такъ неужели тѣ года, что коммунисты будутъ терзать Россію, уничтожатъ тысячелѣтій бытъ, вѣру и славное трехсотлѣтнее правленіе Романовыхъ? Кто любитъ Россію, кто вѣритъ въ нее, кто хочетъ ее — тотъ не прельстится прельщающими республикой, но пойдетъ въ Россію съ твердымъ исповѣданіемъ: — семья, церковный приходъ, своя земля въ широкомъ смыслѣ этого слова и какъ единеніе земляковъ — землячество — и великая ИМПЕРАТОРСКАЯ Россія съ Царемъ, вѣнчаннымъ въ торжественномъ чинѣ въ Москвѣ...» («Часовой». Парижъ, 1933.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. КАЗАКИ. (ИЗЪ СТАРАГО РАЗСКАЗА) (1933)

Герб Всевеликого Войска Донского «Мучитъ казаковъ притаившихся по своимъ станицамъ и хуторамъ подъ тяжкою сатанинскою властью коммунистовъ и разсѣянныхъ по всему свѣту бездомными эмигрантами, одна тяжелая мысль — будутъ-ли нужны они, казаки, въ той новой Россіи, что станетъ тогда, когда сгинетъ проклятая совѣтская власть? Понадобятся ли Россіи они — воины, носители русской культуры въ азіатскія дебри, — вѣрные сторожа по казачьимъ порубежнымъ линіямъ? Чужою и чуждою, иноземною и инородческою властью III интернаціонала, враждебнаго Россіи, Россія сломлена. Она отодвинута отъ старыхъ границъ. Ея престижъ, вліяніе и обаяніе имени русскаго Бѣлаго Царя у азіатскихъ народовъ потеряны... И чтобы охранить въ Россіи законъ и порядокъ, ей попадобятся снова Ильи Муромцы, богатыри-казаки, готовые нести внутреннюю охранную службу, какъ несли ее во времена легендарныя, былинныя, богатырскія, какъ несли ее съ атаманомъ Межаковымъ въ страшное Смутное время 1605-1613 годовъ какъ несли ее въ 1905-1906 годахъ. Передъ Россіею встанутъ во всей силѣ вопросы украинскій, кавказскій и закавказскій, туркестанскій, манчжурскій — ей опять будутъ нужны свои Ермаки, свои донцы, воевавшіе Азовъ, свои Баклановы, Вельяминовы, Слѣпцовы Бородины и Іоновы чтобы твердою рукой возстановить миръ на русскихъ окраинахъ. Опять, какъ шестьсотъ лѣтъ тому назадъ, Россія будетъ нуждаться въ инокѣ, воинѣ и богатырѣ-казакѣ, которые помогутъ ей смыть все то ужасное, что сдѣлали сатанисты и коммунисты за время ихъ тираніи надъ русскимъ народомъ...» («Часовой». Парижъ, 1932.) далѣе...


ОСНОВАТЕЛЬ И ВЕРХ. РУКОВОДИТЕЛЬ ДОБРОВ. АРМІИ ГЕН. М. В. АЛЕКСѢЕВЪ (1919)

Основатель и Верховный Руководитель Добровольческой Армии генерал М. В. Алексеев «Теперь, когда Добровольческой арміей занятъ уже Кіевъ, и недалекъ тотъ моментъ, когда Добровольческая армія войдетъ въ сердце Россіи — Москву, откуда громкій ея голосъ раздастся по всей Руси Великой, созывая лучшихъ людей для устройства своей Родины, невольно обращаемся мыслью къ тому, чей прахъ покоится въ полутемныхъ сводахъ Екатерининскаго собора въ Екатеринодарѣ. Создатель Добровольческой арміи, ея Вождь, положившій для новой Россіи твердый фундаментъ, генералъ Михаилъ Васильевичъ Алексѣевъ былъ Великій Человѣкъ, всю жизнь свою положившій на служеніе горячо любимой Родинѣ. Происходя изъ семьи бѣднаго армейскаго офицера, онъ прожилъ все свое дѣтство и даже большую половину своей жизни въ лишеніяхъ. Рано узнавши нужду и съ дѣтства пріучивши себя къ труду, М. В. развилъ въ себѣ полную работоспособность, работая ежедневно чуть ли не 16 часовъ. Въ дѣтствѣ своемъ онъ не проявилъ особыхъ способностей и даже не окончилъ гимназію, но съ годами умъ его развился, и къ половинѣ своей жизни онъ изъ простого армейскаго офицера сдѣлался профессоромъ Академіи и достигъ этого только однимъ своимъ трудомъ и своими способностями, ни кому не обязываясь. Прямой, трудолюбивый, отзывчивый ко всѣмъ нуждамъ другихъ, глубоко религіозно-убѣжденный и неподкупной честности человѣкъ, — вотъ какимъ былъ генералъ Алексѣевъ. Нахлынувшая волна революціи и происшедшій отъ этого развалъ глубоко поразили покойнаго...» (Ростовъ-на-Дону, 1919.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. "СТАРАЯ АКАДЕМІЯ". ГЛАВА 4-Я (1932)

Генерал Атаман Всевеликого Войска Донского Петр Николаевич Краснов «Николаевская Академія Генеральнаго Штаба помѣщалась тогда на Англійской набережной, на лѣвомъ берегу Большой Невы, у самаго Николаевскаго моста. Это было двухъэтажное небольшое зданіе, очень строгаго, «Николаевскаго» стиля. Два ряда большихъ, казавшихся узкими восьмистекольныхъ оконъ, фронтонъ подъ низкой треугольной крышей, на немъ узкая синяя вывѣска приземистыми, выпуклыми, золотыми, печатными буквами «Николаевская Академія» — все это было внушительно и строго. Вывѣска была непримѣтная, не броская, блеклая. Внизу подвальное помѣщеніе съ квадратными окнами. Посерединѣ одно крыльцо съ подъѣздомъ на столбахъ. Зданіе было выкрашено въ темнокоричневую краску. Все говорило о томъ, что тутъ пустяками заниматься не будутъ. Тутъ — храмъ военной науки. Передъ зданіемъ — глубокая и холодная ширь Невы. На томъ берегу — розовыя зданія Академіи Художествъ, Румянцевскій скверъ, 1-й кадетскій корпусъ, видимый сбоку университетъ, бѣлыя постройки Академіи Наукъ — все старина Петербургская, все путь на западъ, подлинно у раскрытаго окна въ Европу стояла Академія. Красота несказанная была въ этомъ видѣ стараго Державнаго Петербурга и берега царственной Невы. За входной дверью была широкая прихожая. Въ глубинѣ ея лѣстница, покрытая ковромъ, площадка съ часами и второй маршъ лѣстницы. Во второмъ этажѣ — направо были длинныя узкія залы чертежныхъ, налѣво большая аудиторія, въ ней желтые, ясеневые, полированные столы...» («Русскій Инвалидъ». Парижъ, 1932.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. "СТАРАЯ АКАДЕМІЯ". ГЛАВА 3-Я (1932)

Генерал Атаман Всевеликого Войска Донского Петр Николаевич Краснов «Я разбилъ свой день на часы, составилъ расписаніе занятій, и съ восьми часовъ утра, съ маленькимъ перерывомъ на обѣдъ, до шести часовъ вечера я училъ по программѣ билетъ за билетомъ, каждый день проходя четыре предмета, намѣченные въ росписаніи. Я читалъ учебники, рѣшалъ задачи и кропотливо по каждому предмету составлялъ короткія памятки-конспекты. Окончивъ зубрежку, я дѣлалъ маленькую прогулку и вечеромъ, за стаканомъ чая, садился читать тѣ книги, которыя должны были углубить мое мышленіе и подготовить къ неожиданнымъ вопросамъ историка. Я читалъ Вольтера и Шопенгауера, «Исторію» Ключевскаго, «Петра Великаго» и «Рѣчь Посполитую» Щебальскаго, «Екатерину II» Брикнера, Шиллера и Гёте... Потомъ бралъ гр. Л. Н. Толстого, или трилогію гр. Алексѣя Толстого, или Гончарова, или Пушкина и часа два въ пустой квартирѣ громко и выразительно читалъ вслухъ «для краснорѣчія». Когда какой-нибудь отдѣлъ былъ пройденъ, я, одинъ или съ сотникомъ Г., устраивалъ себѣ экзаменъ. Я приготовлялъ картонные билеты. Тянулъ какой-нибудь и, ставъ противъ большого маминаго туалетнаго зеркала, или подлѣ доски или карты, отвѣчалъ такъ, какъ отвѣчалъ бы въ академіи на экзаменѣ. Въ тѣ времена въ академіи обращали вниманіе не только на самый отвѣтъ, но и на то, какъ его даютъ. Офицеръ долженъ былъ отвѣчать, стоя «смирно», руки по швамъ. Въ то же время это не должна была быть солдатская или юнкерская стойка...» («Русскій Инвалидъ». Парижъ, 1932.) далѣе...


ПРИКАЗЪ №900 ВЕРХ. ГЛАВНОКОМАНД. ГЕНЕРАЛА КОРНИЛОВА (29 АВГУСТА 1917 ГОДА)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал-лейтенант Африкан Петрович Богаевский «У меня нѣтъ сомнѣнія въ томъ, что безотвѣтственное вліяніе взяло верхъ въ Петроградѣ и Родина подведена къ краю могилы. Въ такія минуты не разсуждаютъ, а дѣйствуютъ. И я принялъ извѣстное вамъ рѣшеніе: спасти Отечество или умереть на своемъ посту. Вамъ хорошо извѣстна вся моя прошлая жизнь, и я заявляю, что ни прежде, ни нынѣ у меня нѣтъ ни личныхъ желаній, ни личныхъ цѣлей и стремленій, а только одна задача, одинъ подвигъ жизни — спасти Родину, и этому я зову васъ всѣхъ; въ обращеніи моемъ къ народу я звалъ и Временное Правительство. Пока я отвѣта не имѣю. Должности Верховнаго Главнокомандующаго я не сдалъ, да и некому ее сдать, такъ какъ никто изъ генераловъ ее не принимаетъ; а, поэтому, приказываю всему составу арміи и флота, отъ Главнокомандующаго до послѣдняго солдата, всѣмъ комиссарамъ, всѣмъ выборнымъ организаціямъ сплотиться, въ эти роковыя минуты жизни Отечества, воедино и всѣ свои силы, безъ мысли о себѣ, отдать дѣлу спасенія Родины, а для этого, въ полномъ спокойствіи, оставаться на фронтѣ и грудью противостоять предстоящему натиску врага. Честнымъ словомъ офицера и солдата еще разъ заявляю, что я, — Генералъ Корниловъ, сынъ простого казака-крестьянина, всей жизнью своей, а не словами, доказалъ беззавѣтную преданность Родинѣ и Свободѣ, что я чуждъ какихъ-либо контръ-революціонныхъ замысловъ и стою на стражѣ завоеванныхъ свободъ, при единомъ условіи дальнѣйшаго существованія независимаго великаго Народа Русскаго...» (Пг., 1917.) далѣе...


ПРИКАЗЪ №897 ВЕРХ. ГЛАВНОКОМАНД. ГЕНЕРАЛА КОРНИЛОВА (28 АВГУСТА 1917 ГОДА)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал-лейтенант Африкан Петрович Богаевский «Галиційскій разгромъ арміи Юго-Западнаго фронта опредѣленно указалъ, до какой степени разложенія дошла наша армія. Какъ Главнокомандующій фронтомъ я считалъ своимъ долгомъ выступить съ требованіемъ о введеніи смертной казни для измѣнниковъ и трусовъ. — Требованіе это было удовлетворено не въ полной мѣрѣ, такъ какъ не распространялось на тылъ, наиболѣе зараженный преступной пропагандой. Вступая на постъ Верховнаго Главнокомандующаго, я предъявилъ Временному Правительству тѣ условія, которыя я считалъ необходимыми провести въ жизнь для спасенія арміи и для ея оздоровленія. — Среди этихъ мѣропріятій было и введеніе смертной казни въ тылу. Временное Правительство принципіально мои предложенія одобрило, и я вновь подтвердилъ ихъ 14-го сего августа на Государственномъ Совѣщаніи въ Москвѣ. Время было дорого, каждый потерянный день грозилъ роковыми послѣдствіями, а между тѣмъ Временное Правительство, съ одной стороны, не рѣшалось осуществить мои предложенія, съ другой — допускало даже опредѣленную критику ихъ газетами и различными организаціями. — Одновременно въ цѣляхъ окончательнаго разложенія арміи была начата травля высшаго команднаго состава. Въ то же время по самымъ достовѣрнымъ свѣдѣніямъ въ Петроградѣ готовилось вооруженное выступленіе большевиковъ. Имѣлись опредѣленныя указанія на то, что они намѣреваются захватить власть въ свои руки, хотя на нѣсколько дней...» (Пг., 1917.) далѣе...


ВОЗЗВАНІЕ ГЕНЕРАЛА КОРНИЛОВА КЪ КАЗАКАМЪ (28 АВГУСТА 1917 ГОДА)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал-лейтенант Африкан Петрович Богаевский «Не на костяхъ ли Вашихъ предковъ расширялись и росли предѣлы Государства Россійскаго? Не Вашей-ли могучей доблестью, не Вашими-ли подвигами, жертвами и геройствомъ была сильна Великая Poccія? Вы — вольные, свободные сыны тихаго Дона, красавицы Кубани, буйнаго Терека, залетные, могучіе орлы Уральскихъ, Оренбургскихъ, Астраханскихъ, Семирѣченскихъ и Сибирскихъ степей и горъ и далекаго Забайкалья, Амура и Уссури всегда стояли на стражѣ чести и славы Вашихъ знаменъ, и Русская земля полна сказаніями о подвигахъ вашихъ отцовъ и дѣдовъ. Нынѣ насталъ часъ, когда Вы должны прійти на помощь Родинѣ. Я обвиняю Временное Правительство въ нерѣшительности дѣйствій, въ неумѣніии и неспособности управлять, въ допущеніи нѣмцевъ къ полному хозяйничанію внутри нашей страны, о чемъ свидѣтельствуеть взрывъ въ Казани, гдѣ взорвалось около милліона снарядовъ и погибло 12 тысячъ пулеметовъ; болѣе того, я обвиняю нѣкоторыхъ членовъ Правительства въ прямомъ предательствѣ Родины и тому привожу доказательства: когда я былъ на засѣданіи Временнаго Правительства въ Зимнемъ Дворцѣ 3 августа, Министръ Керенскій и Савинковъ указали мнѣ, что нельзя всего говорить, такъ какъ среди министровъ есть люди невѣрные. Ясно, что такое Правительство ведетъ страну къ гибели, что такому Правительству вѣрить нельзя, и вмѣстѣ съ нимъ не можетъ быть спасенія несчастной Poccіи. Поэтому, когда вчера Временное Правительство...» (Пг., 1917.) далѣе...


ОБРАЩЕНІЕ ГЕНЕРАЛА КОРНИЛОВА КЪ НАРОДУ (28 АВГУСТА 1917 ГОДА)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал-лейтенант Африкан Петрович Богаевский «Я, Верховный Главнокомандуюшій, генералъ Корниловъ передъ лицомъ всего народа объявляю, что долгъ самопожертвованія гражданина Свободной Россіи и беззавѣтная любовь къ Родинѣ заставили меня въ эти грозныя минуты бытія Отечества не подчиниться приказанію Временнаго Правительства и оставить за собою Верховное Командованіе народными арміями и флотомъ. Поддержанный въ этомъ рѣшеніи всѣми главнокомандующими фронтовъ, я заявляю всему народу Русскому, что предпочитаю смерть устраненію меня отъ должности Верховнаго Главнокомандующаго. Истинный сынъ народа Русскаго всегда погибаетъ на своемъ посту и несетъ въ жертву Родинѣ самое большее, что онъ имѣетъ — свою жизнь. Въ эти по истинѣ ужасающія минуты существованія Отечества, когда подступы къ обѣимъ столицамъ почти открыты для побѣднаго шествія торжествующаго врага, Временное Правительство, забывая великій вопросъ самого независимаго существованія страны, кидаетъ въ народъ призрачный страхъ контръ-революціи, которую оно само своимъ неумѣніемъ къ управленію, своею слабостью къ власти, своею нерѣшительностью въ дѣйствіяхъ вызываетъ къ скорѣйшему воплощенію. Не мнѣ — кровному сыну своего народа, всю жизнь свою на глазахъ всѣхъ отдавшаго на беззавѣтное служеніе ему, не стоять на стражѣ великихъ свободъ, великаго будущаго своего народа. Но нынѣ будущее это въ слабыхъ безвольныхъ рукахъ; надменный врагъ, посредствомъ подкупа и предательства...» (Пг., 1917.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. "СТАРАЯ АКАДЕМІЯ". ГЛАВА 2-Я (1932)

Генерал Атаман Всевеликого Войска Донского Петр Николаевич Краснов «Вступительный экзаменъ въ Академію состоялъ изъ полнаго курса кадетскихъ корпусовъ и военныхъ училищъ съ нѣкоторыми сокращеніями и добавленіями. Тогда мы ничего не критиковали и не задавали себѣ вопросовъ, нужно это или не нужно. Печатная программа, разбитая на вопросы, дана, ее нужно знать. Изъ разспросовъ державшихъ раньше и выдержавшихъ экзаменъ товарищей по училищу и корпусу мы узнавали, что трудно и что нѣтъ, и, что особенно требуется и что спрашиваютъ легко. Для меня самымъ труднымъ предметомъ была математика. Она требовалась въ полномъ объемѣ: ариѳметика, алгебра, геометрія, аналитическая геометрія... Требовалось безупречное умѣніе справляться съ логариѳмами. Старые знакомые — учебники Малинина и Буренина, Краевскаго, Вулиха и др. явились на сцену, и синія тетрадки стали покрываться формулами, уравненіями и чертежами теоремъ. Все надо было знать: и подобіе треугольниковъ, и «Пиѳагоровы штаны», и вычисленіе кривыхъ второго порядка, и задачи о курьерахъ, и о свѣтящихся точкахъ, и безконечно большія и малыя величины. Сильны были требованія по исторіи, правда, по Иловайскому, но знать надо было отъ Мидянъ и Персовъ, «исторія которыхъ темна и непонятна», черезъ Кировъ и Ксерксовъ, Ликурговъ и Солоновъ, Александровъ и Юліевъ, къ Среднимъ Вѣкамъ — Остготамъ и Вестготамъ, просто Готамъ, Меровингамъ, Пипинамъ Короткимъ и Пипинамъ Геристальскимъ, вплоть до середины XIX вѣка...» («Русскій Инвалидъ». Парижъ, 1932.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. "СТАРАЯ АКАДЕМІЯ". ГЛАВА 1-Я (1932)

Генерал Атаман Всевеликого Войска Донского Петр Николаевич Краснов «Весною 1892-го года, согласно съ дѣйствующими законами, я подалъ своему сотенному командиру, по командѣ, рапортъ: «Намѣреваясь нынѣшнею осенью держать вступительный экзаменъ въ Николаевскую Академію Генеральнаго Штаба, прошу ходатайства Вашего Высокоблагородія объ увольненіи меня въ отпускъ срокомъ до окончанія экзаменовъ и объ освобожденіи меня отъ лагернаго сбора»... На другой день въ приказѣ по полку значилось: — «Ввиду заявленнаго Хорунжимъ Красновымъ желанія держать экзаменъ въ Николаевскую Академію Генеральнаго Штаба, Хорунжій Красновъ увольняется въ отпускъ во всѣ города Россійской Имперіи срокомъ до окончанія экзаменовъ» (Спр. — рапортъ Хорунжаго Краснова № 1 и Пр. по В. В. № 000). Жребій былъ брошенъ: — я поступалъ въ Академію. Сказать откровенно, по правдѣ, по душѣ — я не очень стремился кончать Академію и становиться офицеромъ Генеральнаго Штаба. Идти въ ряды штабныхъ, кого мы, строевые офицеры, смѣясь, называли «табуретнаго кавалеріей», когда имѣешь высокую честь служить въ рядахъ гвардейской конницы, было не заманчиво. Не хотѣлось задѣлываться «моментомъ», о комъ такъ много ходило среди насъ анекдотовъ. О карьерѣ, въ тѣ годы, — да и не только въ тѣ годы, — а всю свою долгую службу, — я не думалъ. Я зналъ, что безъ Академіи, самое блестящее, что я могъ имѣть — это лѣтъ подъ пятьдесятъ получить «по линіи», — можетъ быть, «за отличіе» въ командованіе армейскій казачій полкъ...» («Русскій Инвалидъ». Парижъ, 1932.) далѣе...


ГЕН. С. В. ДЕНИСОВЪ. "БѢЛАЯ РОССІЯ". АЛЬБОМЪ №1. ГЛАВА 2-Я (1937)

Генерал-лейтенант Святослав Варламович Денисов «Общепринятое и твердоустановившееся понятіе БѢЛОЕ, присвоено тому движенію, которое породило въ различное время и въ различныхъ раіонахъ и окраинахъ нашего Отечества борьбу съ совѣтами, захватившими власть въ Россіи въ 1917 году. Очаги этихъ Бѣлыхъ возстаній различались между собой по мѣсту ихъ зарожденія, по времени ихъ совершенія, по силѣ и продолжительности боевыхъ дѣйствій и по конечнымъ результатамъ. Одни изъ нихъ загорѣлись и скоро погасли; другіе по мѣрѣ своего ослабленія успѣли влиться въ русло встрѣчныхъ, болѣе могучихъ очаговъ борьбы; третьи — въ результатѣ своего усиленія сосѣдними и встрѣчными очагами, разрослись въ могучее Бѣлое пламя и наконецъ четвертые, — по совокупности всѣхъ благопріятныхъ условій, пріобрѣли значеніе главныхъ или руководящихъ Центровъ Бѣлой Борьбы въ данной мѣстности или въ широкомъ Раіонѣ. Указанныя выше обстоятельства (мѣсто, время, сила, продолжительность и результаты) послужили данными для расчлененія всего Бѣлаго Движенія въ цѣломъ на составные его Періоды, отличающіеся другъ отъ друга условіями борьбы и характеромъ событій. На послѣдней страницѣ предшествующей главы было указано, что начальные побѣги «древа БѢЛАГО ДВИЖЕНІЯ» зародились въ дни Корниловскаго выступленія, т. е. въ концѣ августа мѣсяца 1917 года. Октябрскій же переворотъ 25 октября 1917 года вызвалъ къ жизни Бѣлую борьбу, каковая и началась въ моментъ смѣны власти въ Россіи...» (Нью Іоркъ, 1937.) далѣе...


ГЕН. С. В. ДЕНИСОВЪ. "БѢЛАЯ РОССІЯ". АЛЬБОМЪ №1. ГЛАВА 1-Я (1937)

Герб Российского Правительства Адмирала Колчака «Главнымъ двигателемъ той силы, которая стремилась разрушить наше Отечество, — была Германія. Она придумала способъ и средство вывести Россію изъ боевого Фронта своихъ Восточныхъ враговъ и этимъ облегчить свою борьбу на Западномъ Фронтѣ. И какъ только, въ 1916 году, ясно обозначилось начавшееся усиленіе русской боевой мощи, когда обнаружилась страшная быстрота и успѣхъ въ области военнаго снабженія, незамедлительно появились на русскихъ боевыхъ позиціяхъ не безъ содѣйствія нѣмецкаго капитала, газеты и журналы «Окопная правда», «Воля Россіи» и всякаго рода другія листовки и прокламаціи съ заманчивыми лозунгами и призывами: «миръ хижинамъ», «земля — трудящимся», и пр. Но помимо этой иноземной разлагающей силы, появилась и своя, — въ лицѣ Государственной Думы, которая оказалась цѣннымъ и могучимъ союзникомъ нашему врагу. Съ Думской трибуны неслись во всѣ уголки нашего Отечества не всегда справедливые упреки и угрозы Верховной Власти и Правительству. Оттуда шли запросы, требованія и резолюціи. При такихъ весьма благопріятныхъ для врага нашего условіяхъ, успѣхъ разложенія Арміи и ея тыла, — превзошелъ ожиданія. Уже къ концу 1916 года выявились грозные признаки отхожденія солдата отъ офицера, а съ начала 1917 года уже имѣли мѣсто ослушанія и даже случаи открытаго неповиновенія. И если въ тѣ дни Правительственныя довольствующія Учрежденія, казенныя фабрики и заводы исправно и успѣшно продолжали снабжать Армію...» (Нью Іоркъ, 1937.) далѣе...


РАЗСКАЗЪ П. Н. КРАСНОВА "ДВѢ СМЕРТИ" (1917)

Генерал Атаман Всевеликого Войска Донского Петр Николаевич Краснов «Позднимъ вечеромъ, когда уже совершенно стемнѣло, спотыкаясь о какіе-то сучки и корни, командиръ роты сторожевого участка прапорщикъ Стойкинъ прошелъ ходомъ сообщенія въ свою роту, занимавшую передовую заставу. Наступала душная іюньская ночь. Сильно пахло отхожими мѣстами и отбросами бойни, и въ этомъ узкомъ душномъ ходѣ какъ-то совершенно забывалось о томъ, что теперь стоитъ лѣто въ полной красѣ, что луга покрыты цвѣтами, что, наливаясь колосомъ, мѣрно, какъ море, колышется рожь, что поютъ свои пѣсни веселыя птицы. Тутъ было тихо. Песчаные бугры, по которымъ шли, извиваясь зигзагами, ходы сообщенія, лишь кое-гдѣ поросли чахлою травкою и только мыши да большія черныя лягушки населяли эти узкія канавы. Уже полгода здѣсь. Полгода — темный блиндажъ, сырой и холодный, вмѣсто квартиры, полгода обѣдъ съ солдатами изъ общаго котла, полгода, идущихъ однообразно-скучно въ трехстахъ шагахъ отъ противника. Прапорщикъ Стойкинъ весьма озабоченъ. Сейчасъ его вызывали къ командиру полка. Пришла телеграмма отъ штаба арміи — во что бы то ни стало добыть плѣнныхъ. Во что бы то ни стало! Штабъ какими-то своими невидимыми щупальцами учуялъ, что противъ этого участка произошла смѣна частей. Необходима провѣрка. Безъ нея всѣ сообщенія штаба не будутъ обоснованы. Эта развѣдка поручена прапорщику Стойкину. Его ротѣ. — "Вызовите охотниковъ", — говорилъ ему усталымъ голосомъ командиръ полка...» («Нива». Пг., 1917.) далѣе...


М. К. БУГУРАЕВЪ. "АТАМАНЪ В.В.Д. ГЕН.-ОТЪ-КАВАЛЕРІИ П. Н. КРАСНОВЪ" (ЧАСТЬ 4-Я) (1971)

Генерал Атаман Всевеликого Войска Донского Петр Николаевич Краснов «Когда началась Вторая Міровая война Германіи съ Совѣтскимъ Союзомъ (22 іюня 1941 г.), у Краснова, какъ и многихъ другихъ русскихъ людей, жившихъ за границей, явилась надежда на продолженіе вооруженной борьбы для уничтоженія коммунизма и возрожденія Россіи и Дона. Начались формированія «отдѣльныхъ восточныхъ батальоновъ» при германскихъ дивизіяхъ. Были и казачьи формированія. Красновъ согласился стать Начальникомъ Главн. Каз. Управленія, которое служило связью казаковъ съ германскимъ правительствомъ, военнымъ командованіемъ и было защитникомъ и неизмѣннымъ ходатаемъ по казачьимъ дѣламъ. Въ 1945 г., по окончаніи войны — 28 мая, въ г. Ліенцѣ (Австрія) были выданы Сов. Союзу десятки тысячъ казаковъ и ихъ офицеровъ. Выдачи русскихъ людей были и въ другихъ государствахъ: въ Америкѣ, Англіи, Франціи, Италіи, на основаніи Ялтинскаго Соглашенія о выдачѣ всѣхъ русскихъ, находившихся на территоріи Сов. Союза къ началу войны. Красновъ выдачѣ не подлежалъ, но англичане его выдали, какъ и многихъ другихъ генераловъ. Красновъ былъ отвезенъ въ Сов. Союзъ и приговоренъ къ смертной казни черезъ повѣшеніе. Біографія генерала П. Н. Краснова будетъ неполной, если не сообщить нѣкоторыя подробности послѣ его выдачи въ Ліенцѣ. Чтобы не забыть Краснова, англичане прислали за нимъ автомобиль. Его жена говорила, что П. Н. къ ней былъ очень внимателенъ и точенъ въ своихъ обѣщаніяхъ...» («Родимый Край». Парижъ, 1971.) далѣе...


М. К. БУГУРАЕВЪ. "АТАМАНЪ В.В.Д. ГЕН.-ОТЪ-КАВАЛЕРІИ П. Н. КРАСНОВЪ" (ЧАСТЬ 3-Я) (1971)

Генерал Атаман Всевеликого Войска Донского Петр Николаевич Краснов «Утромъ 29-го ген. Пуль и всѣ офицеры, пріѣхавшіе съ нимъ, были на ст. Чиръ у ген. Мамонтова, командующаго восточнымъ фронтомъ. Съ ними былъ и Атаманъ ген. Красновъ. Осмотрѣли фронтъ. Ген. Пуль былъ въ окопахъ и когда узналъ, то казаки проводятъ «три дня въ окопахъ и три дня въ резервѣ» (при страшномъ морозѣ), замѣтилъ; «Наши не могли бы такъ». Союзники обѣщали помощь, но все это были только слова. «Ген. Пуль и кап. Фукэ обѣщали срочно прислать танки, аэропланы, орудія, снаряды и живую силу. Ген. Пуль сдѣлалъ распоряженіе «о немедленномъ направленіи изъ Батума на Донъ союзной бригады и просилъ заготовить для солдатъ теплые полушубки». На ст. Карповская осмотрѣли тяжелыя орудія, бронированный поѣздъ и ихъ команды, а узнавъ о недостаткѣ тяжелыхъ снарядовъ, ген. Пуль здѣсь же отдалъ распоряженіе послать телеграмму союзному командованію о немедленной высылкѣ таковыхъ. Съ восточнаго фронта союзники проѣхали въ Провалье и осматривали конскій заводъ. 30 декабря въ Ростовѣ они осматривали Владикавказскія мастерскія (360). Послѣ своего отъѣзда ген. Пуль настойчиво просилъ о помощи Дону. Но его настойчивость привела къ его увольненію и замѣнѣ его ген. Бригсомъ». На фронтѣ казаки несли потери, пополненія не было (до 52 лѣтъ всѣ были мобилизованы) и казаки не выдержали. Часть полковъ Верхне-Донского Округа, гдѣ былъ фронтъ, перешла на сторону большевиковъ. Съ 22 декабря по 10 января 1919 г. казаки...» («Родимый Край». Парижъ, 1971.) далѣе...


М. К. БУГУРАЕВЪ. "АТАМАНЪ В.В.Д. ГЕН.-ОТЪ-КАВАЛЕРІИ П. Н. КРАСНОВЪ" (ЧАСТЬ 2-Я) (1971)

Генерал Атаман Всевеликого Войска Донского Петр Николаевич Краснов «Для того, чтобы освѣтить всю его дѣятельность, какъ одного изъ самыхъ лучшихъ Атамановъ Всевеликаго Войска Донского, надо писать отдѣльную книгу въ сотни страницъ. Этого я сдѣлать не могу. Но все же въ память столѣтія со дня его рожденія мнѣ хотѣлось бы сообщить о томъ, въ какихъ неимовѣрно тяжелыхъ условіяхъ пришлось ему править Дономъ. Во-первыхъ, у Краснова была очень сильная оппозиція въ лицѣ выборныхъ членовъ Войск. Круга и нѣкоторыхъ офицеровъ изъ высшаго команднаго состава. Во-вторыхъ, не было единыхъ взглядовъ съ командованіемъ Добр. Арміи на порядокъ вооруженной борьбы съ большевиками, что создавало большія непріятности. Въ третьихъ — на Дону шла безпрерывная вооруженная борьба казаковъ съ сильнѣйшимъ противникомъ — коммунистами-большевиками. Ген. Деникинъ въ книгахъ «Очерки русской смуты» писалъ о «розни бѣлыхъ генераловъ», существовавшей между нимъ, Атаманомъ Красновымъ и другими генералами Добр. Арміи. О ней главнымъ образомъ, и буду писать. Для большей ясности, надо начать съ ухода Добр. Арміи изъ г. Ростова на Кубань 9-го февраля 1918 г. (ст. старый). Донскіе партизаны оставили Новочеркасскъ 12-го февраля. Одна часть изъ нихъ ушла съ Добр. Арміей на Кубань, а другая, подъ командой ген. П. X. Попова, пошла въ донскія степи. Около 5 часовъ вечера (12-го) въ Новочеркасскъ вошли «казаки-фронтовики, голубовцы», боровшіеся противъ Донского Правительства...» («Родимый Край». Парижъ, 1971.) далѣе...


М. К. БУГУРАЕВЪ. "АТАМАНЪ В.В.Д. ГЕН.-ОТЪ-КАВАЛЕРІИ П. Н. КРАСНОВЪ" (ЧАСТЬ 1-Я) (1971)

Генерал Атаман Всевеликого Войска Донского Петр Николаевич Краснов «Сынъ ген. шт. ген.-лейт. Ник. Ивановича, Петръ Николаевичъ родился 29-го іюня 1869 г. (12-го іюля по н. ст.), въ г. Санктъ-Петербургѣ, когда его отецъ служилъ въ Главн. Управл. Иррегулярныхъ (казачьихъ) войскъ. Казакъ стан. Каргинской. Росъ и воспитывался въ Петербургѣ; первоначальное образованіе получилъ дома. Въ 1880 г. поступилъ въ 1-ую Пет. гимназію. Изъ 5-го класса перевелся (по личному желанію) въ 5-ый классъ Александровскаго Кадетскаго Корпуса, который окончилъ вице-унт.-офицеромъ и поступилъ въ Павловское (пѣхотное) Военное Училище. Окончилъ его въ званіи фельдфебеля (5 дек. 1888 г.) первымъ съ занесеніемъ его имени золотыми буквами на мраморной доскѣ. Въ августѣ 1889 г. выпущенъ хорунжимъ въ комплектъ донск. каз. полковъ съ прикомандированіемъ къ Лейбъ-Гв. Атаманскому полку. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій полкъ; въ 1892 г. поступилъ въ Академію Ген. Штаба, но черезъ годъ, по собственному желанію, вернулся обратно въ полкъ. Въ 1894 г. — адъютантъ полка. По Высочайшему повелѣнію въ 1897 году былъ начальникомъ Конвоя (изъ казаковъ Л.-Гв. Атаманск. полка) Россійской Императорской Миссіи, въ Абисинію... Посломъ (начальникомъ этой миссіи) былъ также донской казакъ П. М. Власовъ. Въ 1898 г. за отлично показанное конское ученіе и джигитовку казаковъ получилъ отъ Негуса Менелика орденъ Звѣзды Эѳіопіи 3-ей ст. Изъ Адисъ-Абебы былъ посланъ въ Петербургъ съ особо важными бумагами...» («Родимый Край». Парижъ, 1971.) далѣе...


М. К. БУГУРАЕВЪ. ПРЕДКИ АТАМАНА ВСЕВЕЛ. ВОЙСКА ДОНСКОГО ГЕН. П. Н. КРАСНОВА (1970)

Генерал Атаман Всевеликого Войска Донского Петр Николаевич Краснов «Въ 1969 г. исполнилось 100 лѣтъ со дня рожденія генерала-отъ-кавалеріи Петра Николаевича Краснова. Прежде, чѣмъ приступить къ описанію его біографіи и главныхъ событій его жизни, читателямъ «Род. Края», вѣроятно, интересно будетъ ознакомиться съ біографіей его ближайшихъ предковъ. Съ давныхъ лѣтъ родъ Красновыхъ вѣрой и правдой служилъ своимъ Государямъ, Родинѣ — Россіи и Дону. — Ген. Иванъ Кузьмичъ Красновъ (1752-1812), прадѣдъ Петра Николаевича; вѣчный шефъ 15-го Дон. каз. полка, казакъ ст. Букановской В. В. Д., началъ свою службу 15 сент. 1773 г. (всюду стиль старый) писаремъ въ полку Ивана Квашина, а затѣмъ у Походнаго Атамана Янова на пограничныхъ кордонахъ рѣки Бугъ. Въ 1781 г. былъ произведенъ въ сотники, въ 1783 году — въ есаулы. Въ 1785 г. онъ въ чинѣ поручика въ полку полк. Пантелѣева. Съ 1786 г. участвовалъ въ войнѣ съ Турціей и совершилъ много подвиговъ. Въ сраженіи на Кинбурнской Косѣ, состоя ординарцемъ при Суворовѣ, былъ посланъ имъ съ приказомъ къ пѣхотному батальону ударить въ штыки. Всѣ офицеры батальона выбыли изъ строя убитыми или тяжело ранеными. Ив. Куз. самъ повелъ батальонъ въ штыковую атаку, окончившуюся успѣхомъ, но самъ былъ раненъ ружейной пулей въ правую ногу. Имя его было помѣщено въ реляціи о Кинбурнскомъ сраженіи. Вскорѣ былъ произведенъ въ капитаны. 6 дек. 1788 года, будучи начальникомъ небольшой команды, переползъ съ нею по тонкому льду р. Днѣстръ...» («Родимый Край». Парижъ, 1970.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. "НА РУБЕЖѢ КИТАЯ". ГЛАВА 46-Я (1939)

Генерал Атаман Всевеликого Войска Донского Петр Николаевич Краснов «"Жизнь въ Джаркентѣ скрашивалась для меня и для насъ всѣхъ пѣніемъ моей жены. Когда наладились отношенія съ Ольгой Николаевной Никольской, жена моя стала устраивать музыкальные вечера у себя дома. Ее стали просить устроить въ гарнизонномъ собраніи настоящій концертъ для офицеровъ и ихъ семей Ермаковскаго полка. На своихъ вечерахъ моя жена тщательно подбирала программу. Музыка была почти исключительно русская. Въ 1-ое отдѣленіе обыкновенно ставились — "Свадьба" Даргомыжскаго (отличная вещь, чтобы распѣться), его же "Пѣсня Ильинишны" — "Ходитъ вѣтеръ у воротъ" изъ оперы "Хованщина"; "Ночь" и "Отворите мнѣ темницу" Рубинштейна; "Степью иду я унылою" Гречанинова; "Сѣверная звѣзда" и "Венеціанская ночь" Глинки; "Погоди" Чайковскаго и т. п. Особеннымъ успѣхомъ пользовалась почему-то "Свадьба" Даргомыжскаго, которую всегда просили еще и еще разъ повторять. Иногда въ это отдѣленіе романсовъ моя жена вставляла итальянскія вещи — Penso, Tosti и Mattinata, Leonkovallo. 2-ое отдѣленіе составлялось изъ народныхъ русскихъ пѣсенъ, по сборникамъ Балакирева, Римскаго-Корсакова и Лядова: — "Ахъ ты поле мое", "Во пиру была", "Заиграй моя волынка" и другихъ, третье — изъ тѣхъ ложно-народныхъ, полу-цыганскихъ пѣсенъ репертуара А. Д. Вяльцевой и Н. В. Плевицкой, которыя въ ту пору были въ модѣ въ Петербургѣ и явились совершенной новинкой для Джаркента: — "Коробейники" и обожаемая казаками "Изъ-за острова на стряжень"...» (Парижъ, 1939.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. "НА РУБЕЖѢ КИТАЯ". ГЛАВА 45-Я (1939)

Генерал Атаман Всевеликого Войска Донского Петр Николаевич Краснов «19 февраля 1913 года вся Россія праздновала 300-лѣтіе со дня воцаренія Дома Романовыхъ. Праздновалъ этотъ день и русскій военный Джаркентъ. Утромъ было торжественное Богослуженіе въ городской церкви (соборѣ), а послѣ — парадъ всѣмъ частямъ гарнизона. Погода была теплая и великолѣпная, части были выведены въ мундирахъ, знамена безъ чехловъ. Все вышло очень красиво и величественно. Отъ 2-хъ часовъ дня на той же площади были назначены игры и состязанія казаковъ бригады и солдатъ артиллеріи. Была рубка, уколы пиками, джигитовка съ различными фигурами (умыканіе невѣсты), офицерская гимнастика и общая всѣмъ моимъ полкомъ сокольская гимнастика. Площадь кругомъ была заполнена таранчами и дунганами. Все населеніе уѣзда стеклось посмотрѣть на Русскій праздникъ. Игра-ли трубачи, для этого случая одѣтые въ старую форму временъ завоеванія за-Илійскаго края, въ киверахъ съ алыми султанами, съ расшитыми бѣлою тесьмою рукавами. Такъ какъ туземцы народъ очень впечатлительный, особенно женщины и дѣти, выбѣгаютъ на линію скачки, чтобы лучше посмотрѣть, и перебѣгаютъ площадь во время состязаній, по распоряженію генерала Калитина были назначены казаки Учебныхъ командъ обоихъ казачьихъ полковъ, чтобы «осаживать» толпу во избѣжаніе несчастныхъ случаевъ. Казаки эти были безъ оружія и безъ плетей. Праздникъ прошелъ прекрасно. Всѣ, и участники и зрители, были очень довольны...» (Парижъ, 1939.) далѣе...


ГЕН. С. В. ДЕНИСОВЪ. "БѢЛАЯ РОССІЯ". АЛЬБОМЪ №1. ОТЪ СОСТАВИТЕЛЯ (1937)

Генерал-лейтенант Святослав Варламович Денисов «Цѣль настоящаго Изданія, достойнымъ образомъ вспомнить въ двадцатую годовщину начала Бѣлой Борьбы, всѣхъ тѣхъ, кто въ годы Русской смуты заплатилъ сыновній долгъ Родинѣ своими трудами, мученіями, кровью и даже жизнью. Помнить эти жертвы, принесенныя за благо Отечества, — обязанность каждаго русскаго. "...Народъ, который не чтитъ своихъ національныхъ героевъ, защитниковъ чести и достоянія своего Отечества, который не считаетъ нужнымъ въ своей повседневной жизни пріостановиться, чтобы оглянуться на свое прошлое, — презрѣнный, обреченный и мертвый народъ..." Читатель въ этомъ трудѣ не найдетъ крититики на дѣйствія Бѣлыхъ Вождей и Военачальниковъ и не встрѣтитъ разбора боевыхъ операцій. Составитель Альбомовъ добровольно лишилъ себя этого права и свою работу ограничилъ только правдивой передачей фактическихъ данныхъ, на основаніи военно-историческаго матеріала и документовъ еще не изданныхъ. Все то, что вызываетъ сомнѣніе въ справедливости, или не доказано документально, — исключено изъ настоящей работы. Если я позволилъ себѣ привести выводы и оцѣнку обще-политическихъ положеній и характеристику нѣкоторыхъ политическихъ фигуръ того времени, то только потому, что явилась возможность это позаимствовать изъ печатныхъ произведеній лицъ, авторитетъ коихъ общепризнанъ. Фактическія данныя, представляемыя читателю изложены, по преимуществу въ порядкѣ хронологическомъ...» (Нью Іоркъ, 1937.) далѣе...


ГЕН. С. В. ДЕНИСОВЪ. "БѢЛАЯ РОССІЯ". АЛЬБОМЪ №1. ОТЪ ИЗДАТЕЛЬСТВА (1937)

Герб Российского Правительства Адмирала Колчака «"Если бы въ этотъ трагическій моментъ нашей исторіи, не нашлось среди Русскаго народа людей, готовыхъ возстать противъ безумія и преступленій совѣтской власти и принести свою кровь и жизнь за разрушаемую Родину, — это былъ бы не народъ а навозъ для удобренія безпредѣльныхъ полей Стараго Континента, обреченныхъ на колонизацію пришельцевъ съ Запада и Востока. Къ счастью, мы принадлежимъ къ замученному, но ВЕЛИКОМУ РУССКОМУ НАРОДУ..." Такъ ярко и образно выразилъ свои мысли Генералъ Деникинъ, анализируя событія и положенія въ 1917 году, въ связи съ октябрскимъ переворотомъ въ Россiи. Къ чести и гордости нашего Отечества, — таковые люди нашлись... Мало того, что эти Русскіе люди сами возстали съ оружіемъ въ рукахъ противъ совѣтской власти, — но каждый изъ нихъ, примѣромъ и своимъ порывомъ, увлекъ за собой различное количество своихъ соотечественниковъ, каковые такимъ образомъ оказались участниками борьбы съ совѣтами, получившей въ Исторіи наименованіе — БѢЛОЙ. Эти БѢЛЫЕ ВОИНЫ шли добровольно на подвиги и жертвы, признавая въ этихъ дѣяніяхъ свой долгъ передъ РОДИНОЙ. Въ тѣ грозные дни, когда рушились вѣковые устои ГОСУДАРСТВЕННОСТИ И ПОРЯДКА ВЪ РОССІИ, каждый честный, вѣрный и преданный сынъ ОТЕЧЕСТВА, стремился стать подъ СѢНЬ БѢЛАГО ЗНАМЕНИ, оставляя въ сторонѣ всѣ свои житейскіе интересы и заботы...» (Нью Іоркъ, 1937.) далѣе...


ЕП. НЕСТОРЪ КАМЧАТСКІЙ. РАЗСТРѢЛЪ МОСКОВСКАГО КРЕМЛЯ 27 ОКТЯБРЯ – 3 НОЯБРЯ 1917 Г. (1920)

Московский Кремль «Съ 27-го октября по 3 ноября 1917 года Первопрестольная Москва пережила свою «Страстную Седмицу», когда въ теченіе семи сутокъ равстрѣливалась артиллерійскимъ, бомбометнымъ, пулеметнымъ и ружейнымъ огнемъ. Русское оружіе, въ которомъ ощущался недостатокъ для обороны противъ сильно вооруженнаго непріятеля на фронтѣ въ началѣ войны, нынѣ было заготовлено (нами и нашими союзниками) въ огромномъ количествѣ, но къ ужасу нашей Родины оно было обращено не на непріятеля, а на своихъ же русскихъ братій, на разстрѣлъ своихъ родныхъ городовъ и святынь. Лишь только замолкли вечерніе колокола «Московскихъ Сороковъ» и вѣрующій народъ возвратился изъ храмовъ въ свои мирные домашніе очаги, какъ улицы Бѣлокаменной оглушились первыми ружейными выстрѣлами. Было бы понятно, если бы, дѣйствительно, полонилъ нашу Москву лютый врагъ нѣмецъ, то и жизнь бы свою не пощадилъ тогда всякій изъ насъ — русскихъ людей, кому дорога Родина и дороги великія Московскія и Всероссійскія Святыни съ ихъ Священнымъ Кремлемъ, но если бы вы пристальнѣе всмотрѣлись въ лица людей, стрѣлявшихъ по мирной Москвѣ и разрушавшихъ Священный Кремль, то вы увидѣли бы въ большинствѣ случаевъ въ нихъ своего родного русскаго брата. Съ 28-го октября жизнь въ Москвѣ становилась все страшнѣе и ужаснѣе...» (Токіо, 1920.) далѣе...


КН. Е. Н. ТРУБЕЦКОЙ. ОЧЕРКЪ (3-Й) О РУССКОЙ ИКОНѢ "РОССІЯ ВЪ ЕЯ ИКОНѢ" (1965)

Святой великомученик Георгий Победоносец «Въ ризницѣ Троицко-Сергіевской лавры есть шитое шелками изображеніе св. Сергія, котораго нельзя видѣть безъ глубокаго волненія. Это — покровъ на раку преподобнаго, подаренный лаврѣ великимъ княземъ Василіемъ, сыномъ Дмитрія Донского, приблизительно въ 1423 или въ 1424 году. Первое, что поражаетъ въ этомъ изображеніи — захватывающая глубина и сила скорби: это — не личная или индивидуальная скорбь, а печаль обо всей землѣ русской, обездоленной, униженной и истерзанной татарами. Всматриваясь внимательно въ эту пелену, вы чувствуете, что есть въ ней что-то еще болѣе глубокое, чѣмъ скорбь, тотъ молитвенный подъемъ, въ который претворяется страданіе; и вы отходите отъ нея съ чувствомъ успокоенія. Сердцу становится ясно, что святая печаль дошла до неба и тамъ обрѣла благословеніе для грѣшной, многострадальной Россіи. Я не знаю другой иконы, гдѣ такъ ярко и такъ сильно вылилась мысль, чувство и молитва великаго народа и великой исторической эпохи. Недаромъ она была поднесена лаврѣ сыномъ Дмитрія Донского: чувствуется, что эта ткань была вышита съ любовью кѣмъ-либо изъ русскихъ «женъ-мѵроносицъ» XV вѣка, быть можетъ, знавшихъ святого Сергія и во всякомъ случаѣ переживавшихъ непосредственное впечатлѣніе его подвига, спасшаго Россію. Трудно найти другой памятникъ нашей старины, гдѣ бы такъ ясно обнаруживалась та духовная сила, которая создала русскую иконопись. Это — та самая сила, которая явилась...» (Парижъ, 1965.) далѣе...


ГЕН. А. И. ДЕНИКИНЪ. КТО СПАСЪ СОВѢТСКУЮ ВЛАСТЬ ОТЪ ГИБЕЛИ (1937)

Генерал-лейтенант Антон Иванович Деникин «Въ 1917-1920 годахъ на востокѣ Европы происходили событія грозныя и кровавыя, рѣшавшія судьбы Россіи и Польши. Одна изъ страницъ этого прошлаго, наиболѣе темная и, можетъ быть, наиболѣе трагическая по своимъ результатамъ, только въ послѣдніе дни получила окончательное разъясненіе. Я разумѣю роль Польши въ противобольшевицкой борьбѣ армій Юга Россіи, мною нѣкогда предводимыхъ. Исторія моихъ взаимоотношеній съ маршаломъ Пилсудскимъ была освѣщена мною еще въ 1926 году въ V-мъ томѣ моего труда «Очерки Русской Смуты». Но въ Польшѣ, по желанію Пилсудскаго, на эти темныя страницы прошлаго до самой его смерти наложенъ былъ запретъ. Только теперь бывшіе сотрудники маршала — генералы Галлеръ (бывш. начальникъ генеральнаго штаба) и Кутшеба (бывш. начальникъ отдѣла оперативныхъ плановъ) напечатали свои воспоминанія, вскрывающія сущность дѣянія, даже въ глубокихъ сумеркахъ современной политической морали представляющаго явленіе незаурядное. Освѣщеніе этого вопроса интересно не только въ цѣляхъ установленія исторической правды, но и потому еще, что надвигающіяся событія создаютъ конъюнктуру, во многомъ сходную съ той, которая была въ 1919-1920 годахъ. — Съ конца 1917 года поднялось Бѣлое движеніе. Сначала на Югѣ, потомъ на Востокѣ, на Сѣверѣ и Западѣ. Весьма разнородное — и соціально, и политически — по составу своихъ участниковъ...» (Парижъ, 1937.) далѣе...


ГЕН. А. И. ДЕНИКИНЪ. РУССКІЙ ВОПРОСЪ НА ДАЛЬНЕМЪ ВОСТОКѢ (1932)

Генерал-лейтенант Антон Иванович Деникин «Снова надъ землею рѣетъ зловѣщій призракъ мірового пожара, загорающагося на Дальнемъ Востокѣ и на Рейнѣ и готоваго перекинуться къ русскимъ рубежамъ. Что несетъ онъ русскому народу, мы не знаемъ. Оторванная отъ Родины въ теченіе долгихъ лѣтъ, утопающая во взаимныхъ политическихъ распряхъ, русская эмиграція, въ запутавшемся клубкѣ международныхъ столкновеній, не находитъ и общаго пониманія россійскихъ національныхъ интересовъ. Переплелись даже столь опредѣленныя противоположенія, какъ патріотизмъ и предательство, оборончество и пораженчество. Примѣромъ такого отрыва отъ родной почвы въ прошломъ является судьба властителя думъ русской передовой интеллигенціи 50-60-хъ годовъ, эмигранта Герцена, и его гремѣвшаго, пользовавшагося громаднымъ вліяніемъ въ Россіи «Колокола»... Въ Варшавѣ, въ январѣ 63 года, вспыхнуло вооруженное возстаніе, начавшееся истребленіемъ спавшихъ въ казармахъ русскихъ солдатъ и ставившее цѣлью возстановленіе Польши въ границахъ 1772 года... Въ то же время европейскія державы вступились въ этотъ «споръ славянъ между собою», угрожая Россіи вооруженнымъ вмѣшательствомъ. Эти событія имѣли слѣдствіемъ взрывъ патріотизма въ Россіи и перемѣну отношенія къ полякамъ даже въ тѣхъ кругахъ, которые, подобно Аксакову, считали ранѣе возможнымъ вывести изъ Польши всѣ русскія войска и предоставить ей управляться самой...» (Парижъ, 1932.) далѣе...

Наши баннеры

ПРОСИМЪ ВАСЪ ПОДДЕРЖАТЬ НАШЪ САЙТЪ.

Баннеръ Размѣры Кодъ баннера
88 x 31 <!--lib.russportal.ru-->
<a href=http://lib.russportal.ru><img src=http://lib.russportal.ru/image/lib88x31.gif width="88" height="31" border=0 title='Русские классики XVIII - нач. XX вв. в старой орфографии'></a>
<!--lib.russportal.ru-->
468 x 60 <!--lib.russportal.ru-->
<a href=http://lib.russportal.ru><img src=http://lib.russportal.ru/image/lib468x60.gif width="468" height="60" border=0 title='Русские классики XVIII - нач. XX вв. в старой орфографии'></a>
<!--lib.russportal.ru-->


Наверхъ

0